0

Каспийский форт Боярд

Сапият Акаева, советник по связям с общественностью и СМИ ООО «Газпром межрегионгаз Махачкала»

А кто из читателей знает, что больше половины всех использованных советским ВМФ торпед выпустил дагестанский военный завод «Дагдизель»? Силуэт одного из важнейших цехов завода даже изображен на гербе города Каспийск, которому в 2022 году было присвоено почетное звание «Город трудовой доблести».

Летом мне довелось побывать с экскурсией на самом загадочном из объектов «Дагдизеля», расположенном в акватории Каспийского моря. В народе за цехом №8 укрепилось название «дагестанский форт Боярд», под таким названием легендарный цех значится также и в экскурсионных справочниках, хотя официально это была испытательная и сборочная станция для сверхмощных изделий, выпускаемых заводом.

Детище талантливых советских инженеров даже с берега выглядит фантастическим и напоминает какое-то большое чудовище. Конечно, интереснее подплыть к цеху на катере или гидроцикле, чем рассматривать его стены издалека. Чтобы добраться нужен надежный проводник. Это только на суше кажется, что до объекта рукой подать, а плыть к нему больше получаса.

Всех моих спутников интересовал один вопрос, как же эта грандиозная бетонная постройка высотой с девятиэтажный дом оказалась в море? Тут уникально все! Фундамент цеха строили на берегу, в котловане объемом 530 тысяч кубометров и после тащили буксирами по морю, чтобы установить на «подушку» из отсыпанных заранее камней высотой шесть метров.

Для чего же строился секретный завод? «Дагдизель» выпускал скоростные торпеды, а его почти вековая история началась с палаток для первых рабочих на пустынной заболоченной местности Каспийска в 1932 году. К 1940 году предприятие считалось одним из крупнейших на Северном Кавказе, здесь работали шесть тысяч сотрудников. В Великую Отечественную войну, приняв коллективы и оборудование эвакуированных заводов из Большого Токмака, Таганрога, Киева и Ленинграда завод выпускал якорные донные мины, минометы, глубинные бомбы, зенитные снаряды. С 1937 по 1959 год непосредственно рядом с цехом №8 проводили испытания торпед.

Акватория Каспия была выбрана не случайно. Было несколько вариантов, где разместить станцию, но Серго Орджоникидзе (народный комиссар тяжелой промышленности СССР) предложил строить именно здесь. Место стратегически важное: не так близко к границе Союза, как Баку, ближе ко всем коммуникациям и в незамерзающей части Каспия. По глубинам, по гидрологии тогда это были самые подходящие условия. С берега пристреливать торпеды было невозможно из-за мелководья, но на глубине 13 метров, где базировалась станция, уже была нужная глубина для испытаний.

Цех был работой и домом для испытателей торпед. Каспийское море чаще довольно суровое, поэтому из-за штормов рабочие неделями не могли попасть домой. Общая площадь цеха была больше пяти тысяч квадратных метров. Высота вместе с вышкой почти 42 метра, а толщина подводных стен полтора метра. Два верхних этажа цеха занимало общежитие, тут также были столовая, библиотека и кинозал. Одновременно на станции могли находиться до 60 человек. У цеха была своя автономная электростанция, а с берега по дну шел морской кабель, подававший электроэнергию.

Во время Великой Отечественной войны завод работал в три смены. Людей не хватало, и брали всех, кто мог стоять у станка. Сооружали тройные подставки, чтобы до станка могли доставать дети. Производство торпед резко возросло.

До Дагестана немцы не дошли, но про засекреченный объект знали. На цех не упала ни одна бомба, так как в планах немцев было захватить форт невредимым. С тех пор цех №8 — это еще и памятник людям, самоотверженно ковавшим победу.

В 1976 году восьмой цех закрыли, охрану сняли, оборудование перевезли на сушу, сожгли архивы и уничтожили пиротехнику. Закрытие обросло легендами, а на деле причина была банальная: производимые «Дагдизелем» торпеды в конце 50‑х стали глубоководными и глубины воды в этом месте просто не хватило.

Форт хорошо видно, как с пляжа Каспийска, так и из иллюминаторов самолетов, которые летят в аэропорт «Уйташ». И хоть подводная часть форта в идеальном состоянии, верхняя часть крайне ветхая и давно стала пристанищем чаек. В 90‑х тут прятались браконьеры, а местные жители приезжали порыбачить. Забираться сюда опасно, нет лестницы, есть только привязанный морской трос к осыпающейся стене, но именно это манит любителей экстрима и красивых фотографий.

Добавить в закладки
Поделиться
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы присоединиться к обсуждению

Комментариев нет

Читайте также
Зам. по Кирову проведет…
«Каждый из нас уже никогда не будет прежним»
Карина Валеева о своем невероятном путешествии в Непал
Мечты сбываются или возращение на малую Родину спустя 29 лет!
Вернем усадебную Россию
Семья газовика восстанавливает старинную усадьбу в Калужской области