«Лучше гор могут быть только горы,
на которых еще не бывал»

Карина Валеева, заместитель начальника Отдела по связям с общественностью и средствами массовой информации АО «Газпром газораспределение Дальний Восток»

Карина Валеева из отдела по связям с общественностью и средствами массовой информации АО «Газпром газораспределение Дальний Восток» поделилась впечатлениями из своей недавней поездки в Непал. Почему вместо пляжного или экскурсионного отдыха она выбрала для отпуска такое необычное место — читайте дальше.

Кто-то одержим бегом, кто-то — коллекционированием, кто-то разбирается в искусстве или следит за новинками кинематографа, а я вот заболела горами. Первые симптомы проявились в далеком 2014 году, когда в составе команды волонтеров я участвовала в Олимпийских играх в Сочи. Тогда почувствовала, что море меня совсем не волнует, а вот горы волнуют очень, да еще как. Все следующие годы я мечтала о большом или маленьком горном путешествии, но случилось оно только спустя пять лет в том же Сочи. Мое первое восхождение было на Бзерпинский карниз — волшебное место в окрестностях Красной Поляны с цветочными полями, горными озерами и невероятными видами. Путь к вершине был не сложным, хотя набор высоты для первого восхождения был внушительным — 2 300 м над уровнем моря. Тогда всем моим друзьям было удивительно слышать, что, преодолев больше 9 000 км и прилетев к морскому побережью, за две недели я ни разу не искупалась в море, зато сбегала в горы, которых и у нас полным-полно.

После, в каждом своем отпуске я хоть и не ходила в длительные походы, но постоянно стремилась залезть куда-нибудь повыше — вулканы, национальные парки в горах, мысы с космическими видами… Мечта о большом походе не оставляла. Второе восхождение состоялось через несколько лет и было много серьезней — дальневосточная тайга, четыре дня в палатках, непроходимый стланик, курумник, бурелом, карабканье по отвесным скалам, невыносимая усталость и невероятных размеров счастье. Так страшно и трудно мне не было никогда. Восхождение случилось на гору Ко — это одна из вершин на Дальнем Востоке в Приамурье, второй по высоте пик в горной системе Сихотэ-Алинь — 2 004 метра. Каждый день для меня был открытием, очень много «первого» подарило это путешествие: первая в жизни настоящая тайга, первый глоток воды из горной реки, первая лесная черника с куста и, наконец, первый серьезный поход с рюкзаком, который я не забуду никогда. Тогда я сделала только один вывод, который емко заключен в песне «Мы сегодня дома»  — жизнь такая короткая, а мир такой большой. Хочется есть его ложками, исходить каждый сантиметр и запомнить каждый фрагмент, а уходя, быть счастливым, что все это у меня было.

По моему настроению уже понятно, что на этом я не успокоилась? После дальневосточной тайги оформилось твердое желание не заканчивать и срочно продолжать. В конце осени–2020 я села планировать путешествия на 2021 год. С учетом сложившейся ситуации с закрытыми границами и моей любовью к планам, получалось у меня так себе. Решила, что безопаснее всего придумать поездку по России, выбор пал на Камчатку, нашлись организаторы, график отпусков был составлен с учетом похода. Но мироздание здорово щелкнуло меня по носу, когда у команды поменялся график путешествий, а вот график отпусков уже был согласован. Я верю в то, что Вселенная ведет меня по своему пути, поэтому сильно не расстроилась несбывшейся поездке и решила, что подходящий вариант еще обязательно подвернется. Так и случилось — буквально через пару месяцев я познакомилась с ребятами, которые водят туристов по Дальнему Востоку и не только. Оказалось, что у них почти сформирована группа на весну–2021 в Непал, которая ждет своего часа еще с прошлогоднего сезона. По счастливой случайности в ней оставалась пара мест и я, не раздумывая, решила, что еду.

Опущу историю о том, что следующие месяцы я жила этим путешествием, тратила все (ВСЕ!) свои деньги на экипировку, следила за курсом валют и за открытыми-закрытыми границами, что за два дня до вылета закрылась Турция, а у нас билеты именно через нее и прочие приключения, которые сделали эту поездку незабываемой.

Когда мы долетели до Непала и приземлились в его столице Катманду, я не верила, что все это настоящее. Это не сон? Мы правда сделали это? Мы пересекли три страны, успели оформить все документы, сдать несколько тестов на ковид и получить отрицательные результаты, и наше путешествие теперь точно состоится! Еще несколько дней группа собиралась со всей России, всего участников было 18. Два дня в Катманду, и вот рюкзак собран, ноги в ботинках, мы стартуем… Впереди нас ждали горы и новые мы!

Наш маршрут пролегал через гору Манаслу — вершина в Гималаях высотой 8 156 метров, но на пик поднимаются только опытные альпинисты, мы проходили через перевал высотой 5 106 м. В переводе с санскрита название «Манаслу» переводится как «Гора духов», и это не раз подтверждалось, дальше поймете почему.

За две недели хода мы прошли через все климатические зоны — и через адскую жару с купанием в водопадах, и через снежные вершины с пронизывающим ветром и паром изо рта. Ежедневно мы преодолевали в среднем 10–13 км, постепенно набирая высоту. Каждый участник нес свой рюкзак весом около 8–12 кг с личными вещами и спальником. С нами в команде был непальский проводник и несколько «портеров» — местных жителей, которые помогают переносить часть груза. Тропа маршрута проходит через горные деревни, в которых живут настоящие непальцы. Кто-то находится там постоянно, кто-то приходит на время сезона, чтобы обслуживать туристов. Но из-за пандемии за год с небольшим мы были первой и практически единственной группой, которой удалось пройти через перевал — за нами шла команда из четырех петербуржцев, они же и закрыли весенний сезон–2021. Ночевали мы как раз в этих деревнях. В каждой из них были импровизированные отели — «лоджи», которые очень отдаленно напоминают гостиницу, а больше — деревянный корпус детского загородного лагеря с щелями в стенах, туалетом на улице и «горячим душем» за 200 бат (который доставался первым двум пришедшим, остальные на «горячо» уже не рассчитывали). Были и вполне сносные отели с белыми простынями, но это, скорее, случайность, чем обыденность.

Удивительно, что каждый наш день был похож на предыдущий, но, несмотря на это, приносил столько счастья, сколько в обычной жизни мы получаем разве что от очень больших и важных событий. Как правило, распорядок дня был такой: подъем в 6 утра, дыхательные практики и зарядка для самых активных, после — общий завтрак и выход на маршрут в 8:00–8:30. Наша группа была абсолютно разной по уровню подготовки и туристическому опыту, поэтому у каждого был свой темп. Не было задачи «лосячить» впереди всех и придерживаться четкого графика, каждый шел в комфортном темпе, в котором возможно сохранять ровное дыхание. Каждые 40 минут мы останавливались на привал, дожидались замыкающего и двигались дальше. Примерно после 5–6 часов хода останавливались на обед, вторая часть дня была похожа на первую. Вечером всех ждал долгожданный ужин в «лодже» и общий круг, на котором каждый мог рассказать о прошедшем дне, пройденном пути, о мыслях, которые пришли в голову, о переживаниях, радостных моментах, открытиях… В общем, обо всем, чем хотелось поделиться. А делиться было чем. Несмотря на то, что мы все шли одной тропой, обнаружилось, что каждый видит и замечает что-то свое.

Весь путь был невероятным. Я не писатель и не поэт, но даже тогда мне не хватило бы всех слов мира, чтобы описать ту красоту природы, которую мы встречали. Первые несколько дней, как часто бывает в жизни, я бежала по инерции. Шла, чтобы идти. Конечно, любовалась природой вокруг. Фотографируя, думала «Боже, какая неземная красота!», а на следующий день смотрела вчерашние фото и смеялась от того, что по сравнению с увиденным сегодня, вчерашние красоты уже не кажутся такими удивительными. Эти реки лазурного цвета — я не думала, что они и правда такие. Казалось, что художники преувеличивают природную красоту, а фотографы накладывают слишком много фильтров на фото, ведь так красиво не может быть на самом деле. Оказалось, что может! В детстве, когда я училась в художественной школе, мы рисовали пейзажи и я не понимала, почему одна гора четкая, следующая за ней как будто в дымке, а самая дальняя вообще еле видна. В этом путешествии я увидела своими глазами все те картины, которые служили прообразами для наших детских художеств. Горы и правда такие, река действительно лазурного цвета. А чего только стоит купание под горным водопадом, цветущие рододендроны, гуляющие по полям яки, высокогорные озера, величественные горные верхушки… Было несколько случаев, когда я сильно отрывалась от группы, убегала далеко вперед и наслаждалась в одиночестве силой природы. Стоя на краю обрыва над извилистой рекой, смотрела на небосвод, который пронзал солнечный луч, и слезы сами собой подступали. Это было невероятное счастье, благодарность себе и Создателю за возможность видеть все это и находиться в этом месте прямо сейчас. В такие моменты осознаешь, как ничтожен человек и как могущественна природа. С каждым днем сознание все больше очищалось, мысли замедлялись, налаживался контакт с телом, менялась картинка вокруг, путь становился более осознанным.

С постепенным набором высоты ходовых часов становилось все меньше. Для максимально комфортной акклиматизации мы несколько раз останавливались в «лоджах» на пару дней, совершали радиальные выходы к озерам или в горы выше уровня отеля и возвращались назад. Это необходимо, чтобы организм привык к высоте и адаптировался к ней. Выше 3 000 м каждый участник в той или иной степени столкнулся с признаками горной болезни. У кого-то болела голова и стучало в висках, кто-то чувствовал общее недомогание, как при легком отравлении. Я же схватила все возможные симптомы и ощутила на себе сполна все «прелести». Стоит сказать, что я очень хорошо чувствую свое тело и знаю все его особенности, которые потенциально могут стать проблемой, поэтому моя аптечка была размером с обувную коробку. У меня было все от всего. На что Вселенная улыбнулась и дала мне то, что невозможно контролировать и лечить — «горняжку». Чтобы максимально точно понять, что же это за болячка, представьте, что вы только вернулись с трехдневной вечеринки, одновременно вы простыли, отравились, у вас раскалывается голова от давления, виски пульсируют. Помогают обезболивающие и аспирин, но ровно столько, на сколько рассчитано действующее вещество. Через два часа все начинается заново. В тот момент я здорово начала переживать за перевал, который становился все ближе. Нужно было копить силы, которых совсем не осталось — спать с таким самочувствием было невозможно, а значит и восстановиться после ходового дня не получалось. Через пару дней организм все-таки привык и стало легче, но дорога до последнего ночлега перед перевалом и сам перевал были как в бреду.

На двенадцатый день пути мы дошли до самой высокой «лоджи», после которой ждал перевал. Пообедали, отдохнули, провели планерку перед восхождением, где наметили план следующего дня, легко поужинали и легли спать в районе 16:00–17:00. Нас ожидал ранний подъем в 03:00, старт под фонарями и длинный 13-часовой ходовой день с набором высоты больше 1 000 м и сильным сбросом порядка 2 000 тысяч.

Если основную часть пути каждый из нас шел в своем темпе (кто-то убегал далеко вперед, кто-то шел замыкающим), то к перевалу пришлось идти караваном спина в спину. Это обусловлено не только опасной снежной тропой, но и ночным стартом — чтобы никто не потерялся, надо было держаться вместе.

Я слукавлю, если скажу, что это было легко. Дорога до перевала была непростой, но преодолимой. Кому-то было сильно трудно, кому-то немного легче, но колоссальные силы давала поддержка группы. За прошедшие дни мы стали одной семьей, уже без слов понимали друг друга, видели, когда кому-то плохо и молча предлагали воду или лекарства, поддерживали друг друга и морально, и физически. Возраст участников был совершенно разный — самому молодому туристу исполнилось 24 года, старшей участнице немного за 50. Конечно, ей было сложно. Возможно, сложнее всех, но она преодолела себя и прошла этот путь наравне с группой — на перевал мы взошли практически одновременно. Наш руководитель отметил, что впервые за его семилетний опыт восхождений в Непале участники настолько синхронизировались и шли в одном темпе, что добрались до перевала раньше намеченного времени без отстающих. Время на перевале пролетело незаметно — мы сделали памятные фото, отметились на пике, развесив традиционные буддистские флажки с мантрами, и через 30–40 минут начали готовиться к спуску, так как долго на такой высоте неподготовленным туристам находиться нельзя.

Все предыдущие недели восхождения наш рацион был сильно ограничен — если первые несколько дней, живя в «лоджах», куда без труда можно было завезти продовольствие, мы питались еще более-менее, то с набором высоты меню сильно оскудело и последние несколько дней выбор приходилось делать только из «долбата» (традиционное непальское блюдо из риса с овощами), супа с лапшой или жаренной лапши. Каково же было наше счастье, когда на одном из привалов в магазинчике мы увидели шоколадные батончики. Даже срок годности, который истек год назад, нас не остановил, мы накупили шоколадок про запас и хранили их для перевала, чтобы на вершине выпить глоток самого вкусного чая и закусить самой вкусной шоколадкой. Но на перевале случилась какая-то суматоха: одни убежали фотографироваться, другие вешать флаги, кто-то уединился для разговора с горами. В общем, организованно собраться и отметить восхождение у нас не получилось, а есть хотелось. На спуске я нащупала в кармане такую вожделенную шоколадку, начала ее есть и с досадой поняла, что не могу найти в себе хоть крупицу радости… Что случилось? Я же так долго этого ждала, я же так хотела этот батончик, он должен был быть самым вкусным в моей жизни… И тут же пришел ответ: самый невкусный «Сникерс»  — этот тот, который не с кем разделить.

Удивительно, но физически мне не было сложно, пожалуй, ни в один из дней восхождения, мое тело служило без перебоев, за что я благодарила его каждый вечер. Но в день штурма перевала давление настолько сильно сдавливало виски, а отдышка появлялась через пару шагов, что я совсем не помню этот длинный путь наверх. Нет, я не отставала и механически делала каждый шаг, двигаясь в темпе группы, но сознание настолько сконцентрировалось на поддержании сил в теле, что чувства и память отключились. Помню свои впечатления только по фото, восстанавливаю фрагменты в памяти по коротким видео, которые снимали ребята. Вместе со сбросом высоты организм приходил в норму, головная боль отступала и постепенно возвращалось сознание.

На обратном пути чувствовалось, что группа выдохнула, все были счастливы сбывшемуся перевалу и в то же время понимали, что конец путешествия близок. Остаток дня мы растягивали как могли — бесконечно останавливались на привалы, много смеялись, вспоминали прошедшие дни, делились впечатлениями, еще больше узнавали друг друга, рассказывая, как каждому из нас дался этот перевал.

В начале я говорила, что название горы Манаслу переводится как «Гора духов». Мне кажется, они сопровождали нас во время всего похода, и сама Вселенная благословляла нас на этот путь. В пути мы несколько раз встречали парящего в небе одинокого орла. Он как будто зависал в воздухе, медленно облетал нашу тропу и скрывался в небесной выси. После, мы обсуждали с ребятами, что это было как будто благословением и знаком, что у нас все получится, хотя сомнения были. Не только из-за того, что кто-то не справится, но еще и из-за погодных условий: по пути мы встретили единственную группу туристов, которые возвращались по нашей тропе вниз. Увидев вдалеке европейцев, мы немного напряглись, ведь маршрут трека кольцевой — группы поднимаются по одной тропе, проходят через перевал и спускаются по другой стороне горы. Оказалось, что ребята приехали из Украины, дошли до ближайшей к перевалу деревни и обнаружили, что он завален снегом, перейти нельзя. Несколько дней провели в ожидании таяния снегов, но погода не благоволила, пришлось возвращаться назад. В этот момент в глазах каждого участника группы возник немой вопрос «А что, если мы тоже не пройдем? Получается, зря приехали?!». Однако, эта ситуация дала ясно понять две вещи: путь важнее цели и не всем планам суждено сбыться — позволь всему случиться, и будь как будет.

День восхождения мы закончили в небольшом домике посреди леса. Удивительно, но даже там был интернет. Все дни трека я сознательно не подключала сотовую связь, хотя пару раз была возможность. Хотелось устроить максимальный цифровой детокс и отдохнуть от информационного шума. Этот день не стал исключением — я не сдалась и не подключала вай-фай до последнего. Однако, зайдя в общую кухню, заметила какое-то парящее в воздухе волнение: ребята тревожно переговаривались друг с другом, кто-то звонил семье, а кто-то безотрывно листал новостную ленту в телефоне. Оказалось, что 6 мая в 23:59 Непал закрывает свои границы и прекращает все авиасообщение со всеми странами. Пам-пам-паааам! И вот мы — группа из 17 русских (внимательный читатель заметит, что в начале нас было 18, но об этом позже), сидим 3 мая в неведомой деревушке где-то далеко от цивилизации, нам предстоят еще два ходовых дня, а билеты на обратный путь куплены на 6 мая в 23:45… Это ли не чудо? Конечно, нам пришлось скорректировать оставшиеся дни и сократить трек на день, чтобы раньше приехать в Катманду, успеть сдать тесты и получить результаты. До конца не было понятно, сможем ли мы вылететь или наши билеты сгорят и приключения продолжатся.

В этот момент я смотрела на ребят будто бы через призму, через пелену, через белую ткань. Большая часть группы переживала, суетилась и начинала заранее представлять, что же с нами будет, если мы не успеем улететь домой. А у меня внутри было вселенское спокойствие и тотальное принятие происходящего — не улетим, значит, так суждено и приключение продолжится; улетим — значит, Вселенная любит нас.

Последний день пути мы шли по сказочному лесу с огромными камнями, покрытыми мхом, горами в тумане, как с картинки, и цветущими рододендронами. Сперва мы увидели только одну ярко-розовую цветочную шапку. Показалось, что бутоны отцветают, и как будто сезон цветения уже закончился, поэтому все судорожно бросились фотографироваться к этому единственному дереву. Каково же было наше удивление, когда через несколько метров мы обнаружили десятки таких цветущих деревьев, да еще и в разных цветах — фуксия, нежно-розовые и белые цветы, будто искусственные, украшали богатые кроны. Тело как будто бы восстановило все затраченные силы, рюкзак не чувствовался, дорога приносила истинное наслаждение и радость.

Переночевав последнюю ночь в горах, утром мы сели на джипы, которые за день донесли нас с ветерком до Катманду, а дальше — полицейские посты через каждые 100 метров с полной проверкой всех документов; прекращение работы такси и всего общественного транспорта; тесты на ковид, закрытые кафе, достопримечательности и храмы; продуктовые магазины, открывающиеся только на час утром и вечером и прочие прелести «локдауна». Еле как мы нашли подпольные заведения, которые не дали умереть нам с голода. Вечером случился последний командный круг, на котором мы поблагодарили друг друга и с грустью попрощались, а назавтра каждый из нас улетел к себе домой…

Интересно, что внешне мы были теми же ребятами, которые переступили непальскую границу две недели назад, но внутри запустился невидимый механизм. Каждый из нас изменился, оставил друг другу частичку себя и тех мест, в которых мы побывали. Уже сейчас, на большой земле, мы обсуждаем с ребятами это — каждый из нас уже никогда не будет прежним и это путешествие оставило на всех нас огромный след.

Я много думаю о том, что, если мироздание разрешило сбыться этому путешествию и собрало нас именно таким составом именно в этом месте, значит это для чего-то было необходимо. Столько пазлов сложилось, чтобы это путешествие случилось, что назвать его просто походом не поворачивается язык. Это невероятное приключение стало дорогой к себе, позволило узнать себя лучше, понять многие вещи через других людей. Я до сих пор каждый день думаю об этой поездке и все еще раскладываю по полочкам те знания, которые пришли ко мне за это время.

В завершении хочу сказать — не бойтесь путешествовать. Даже если у вас нет компании, это не беда. Единомышленники обязательно найдутся, а если нет, то у вас будет шанс стать самому себе лучшим другом и обсудить с собой все то, что годами откладывалось в долгий ящик. Возможно, вам повезет и вы обретете новых друзей, а может даже лучше — подружитесь с собой. Мир гораздо больше, чем четыре стены, он невероятен и разнообразен, и когда ты дотрагиваешься до него кончиком пальцев, остановиться уже невозможно…

Любопытно

Основное средство передвижения в горах — ослы. На своих плечах они перевозят и людей, и продовольствие, и строительные материалы. По словам местных, прежде чем загрузить молодого осла поклажей, он два года ходит по маршруту налегке в караване с более опытными собратьями, чтобы запомнить путь и привыкнуть к рельефу. За обедом или ужином я часто думала о том, сколько сил и действий было предпринято, чтобы на высоте 3 000 м я ела эти оладушки с джемом или пила этот вкусный масала-ти. В обычной жизни мы редко об этом задумываемся, правда?

В начале нашего путешествия группа состояла из 18 человек, однако к финишу пришли не все. Одна девушка была вынуждена сойти с дистанции — даже без рюкзака ей было трудно идти, из-за этого мы сильно сбились с маршрута, был риск, что мы выбьемся из графика и не успеем в срок подняться к перевалу. На середине пути было принято решение о вертолетной эвакуации. Трудно сказать, кончились у нее силы физические или она просто сдалась разумом, но факт остается фактом — это была первая вертолетная эвакуация за 14-летний туристический опыт нашего провожатого. Вывод: даже к самому простому треку готовиться физически просто жизненно необходимо. Лучше всего заранее пройти профилактическое обследование, восполнить дефицит витаминов, проконсультироваться с врачом на предмет рациона и подготовки организма к силовым и высотным нагрузкам. В один из дней мы попали в сильную ветряную бурю. В это время я как раз отбилась от группы и шла по тропе одна. Ветер был такой силы, что сбивал с ног. Учитывая вес рюкзака, было сложно держать равновесие и в один момент, идя по узкой тропе вдоль скалы, я чуть не свалилась в ущелье. Было страшно и почему-то смешно. Подумалось, что это неплохой конец — в таком красивом месте даже не жалко. Чуть позже краем глаза через ущелье я увидела, как с противоположной горы что-то летит вниз. Оказалось, ветер был столь силен, что вырвал из земли сосны, и они летели по склону, разбиваясь по пути на маленькие полешки. Тогда я мысленно поблагодарила Вселенную, что происшествие случилось на той стороне горы, а не на нашей. А еще мы видели настоящую снежную лавину. Спасибо, что тоже на противоположном склоне.

Очарованная неземной красотой, я совсем забыла, что боюсь высоты. Вспомнила, когда передо мной появился невероятной длины и высоты подвесной мост. Другого пути, как через него, не было, пришлось идти. Страх очень быстро ушел и таких мостов за время путешествия я прошла штук 20. Вывод: классно прощаться со своими страхами, от этого становишься свободным. Еще в Катманду мы подумали, что поход без песен под гитару — это не поход вовсе. Поэтому ребята купили инструмент и отважно пронесли его через весь трек. Каждый вечер, даже в самой высокой «лоджи», где воздуха едва хватало просто на то, чтобы дойти от комнаты до кухни, мы пели песни. В конце путешествия сформировался наш личный топ песен, по прибытию домой мы сделали на всех популярных музыкальных площадках плейлисты, смакетировали обложку, придумали описание альбома и теперь каждый из нашей группы может погружаться в воспоминания в любой момент, слушая походные песни.

В обычной жизни я бытовой тиран. Люблю, когда все лежит на своем месте, брезгливо отношусь ко многим вещам, общественным туалетом меня можно пытать… Но удивительно, что в путешествии я относилась ко всем бытовым лишениям с тотальным принятием и спокойствием. Все наши «лоджи» находились в лесу, неизменными гостями которых были полевые мыши. Спали мы в спальных мешках, прохладные ночи заставляли закрываться с головой. В одну из ночей сквозь сон я почувствовала, что по мне кто-то бегает — маленькая мышка прибежала в поисках пропитания. Размер моего страха описать невозможно, сон резко как рукой сняло, хотелось кричать, но я успела себя остановить, чтобы не пугать соседей и впервые в жизни кричала в себя. Не знаю, как объяснить это словами, такое можно только прочувствовать. В эту ночь мышка приходил в гости еще раз. Стоит ли говорить, что сон на этом закончился, и до утра я лежала в немом ожидании пробуждения группы?!

 

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Свидетели времени
Филотаймист Оксана Баюта
Второй дом на колесах
Фотовыставка сотрудников открылась в «Газпром межрегионгаз Ставрополь»
«Если я сижу, а не бегаю, значит, у всех все работает…»