Барышня, дайте Смольный!
140 лет первым телефонным станциям в России

Весной 1881 года император Александр III подписал указ об устройстве телефонного сообщения, а 25 сентября того же года русское правительство утвердило документ «Основные условия устройства и эксплуатации городских телефонных сообщений в России». Спустя пять дней были объявлены открытые торги за право на осуществление телефонизации.

Первый контракт был заключен 1 ноября 1881 года между Министерством внутренних дел, в ведении которого находились средства связи, с одной стороны, и частным предпринимателем, инженером, купцом первой гильдии Владимиром Оттомаровичем фон Барановым, с другой. Однако строить сеть фон-Баранов не захотел, а продал свои права Международной компании телефонов Белла за крупную сумму. Таким образом, компания Белла на многие годы стала монополистом в эксплуатации телефонных станций в крупных российских городах.

Группа чифовников управления связи и сотрудников телефонной станции. 1901 г, Санкт-Петербург. К. К. Булла

Контракт предусматривал строительство и эксплуатацию первых пяти телефонных сетей общего пользования в Москве, Петербурге, Варшаве, Одессе и Риге и действовал 20 лет.

За несколько лет до этого, в 1876 году, Александр Белл получил патент США № 174465, описывающий «метод и аппарат для передачи речи и других звуков по телеграфу с помощью электрических волн». Именно этот день считается днем рождения телефонного аппарата.

Александр Грехем Белл

В России первые опыты были проведены в ноябре 1879 года. Тогда между Малой Вишерой и Петербургом была проведена пробная передача речи по телеграфным проводам на большие расстояния (примерно 160 км). Первый опыт был не очень удачным, связь была хуже некуда.

13 (1) июля 1882 года в Москве открылась первая телефонная станция по адресу Кузнецкий мост, дом 6 (сейчас 12). Первые московские номера имели всего три цифры и начинались с семерки.

Первая телефонная станция в Петербурге появилась в 1882 году, на полмесяца позже, чем в Москве. Для размещения станции выбрали Дом Гансена на Невском проспекте, дом 26. На момент открытия у станции было всего 128 абонентов. Одними из первых, кто поставил себе телефон, были Людвиг и Альфред Нобели, которые вместе с отцом жили тогда в Петербурге.

Дом Г. И. Гансена, Невский пр., д. 26. Санкт-Петербург. 1900-е гг.

Скоро телефонные линии соединили Петербург с Гатчиной (1882), затем — с Петергофом (1883), Царским Селом и Павловском (1885).

Первые телефонные станции в России работали с однопроводными абонентскими линиями и выполнялись с использованием досок системы Гилеланда емкостью 50 номеров каждая. На каждой станции работали одновременно несколько телефонисток, соединявших абонентов.

Петербургская городская телефонная станция, 1900-е гг.

Вследствие громких разговоров, на станции царили шум, часто возникали ошибки в соединении. Позже устаревшие доски Гилеланда были заменены на коммутаторы шкафного типа, оборудованные индивидуальными абонентскими гнездами и вызывными бленкерами. Каждый коммутатор был рассчитан на 200 однопроводных абонентских линий, что давало возможность расширить станцию и уменьшить число телефонисток.

Абонентская плата была огромной — 250 рублей в год. Если перевести в нынешние цены, то мы бы сейчас платили по 300 тысяч в год. Чтобы вызвать телефонистку надо было покрутить ручку сбоку, а затем назвать ей номер кому хочешь позвонить, первоначально он был трехзначным. Закончив разговор снова крутнуть ручку — иначе не рассоединит.

Сам аппарат тоже отличался от привычных нам впоследствии дисковых телефонов. Это был тяжеленный ящик весом в 8 кг, который вешали на стену. Привычной трубки не существовало, а было два рожка или воронки. Одну надо было подносить к уху, в другую говорить (или кричать).

Осенью 1901 года, к окончанию срока концессии компании Белла, Петербургская сеть обслуживала 3,8 тысяч абонентов, Московская — 2,86 тысяч. В то же время в США установили уже 1,5 млн аппаратов.

Запатентованное в 1889 году оборудование для автоматических телефонных станций (АТС) было введено в эксплуатацию лишь в 20-х годах прошлого века. Именно тогда у телефонного аппарата впервые появился дисковый номеронабиратель.

Машинные АТС после Великой Отечественной войны сменили декадно-шаговые, а им на смену в семидесятых годах прошлого века пришли координатные станции. Сегодня координатные станции еще сохранились, но их стремительно вытесняют цифровые АТС и технология PON.

В 1922 году все одиннадцать заводов, которые к тому времени входили в Государственный электротехнический трест заводов слабого тока, переименовали в Петроградский телефонный завод «Красная заря». Именно он станет основой советской телефонной промышленности и будет обеспечивать Советский Союз оборудованием вплоть до 1990-х.

Петербургская городская телефонная станция, 1914 г.

Работа на телефонной станции была непростой и монотонной. По 11 часов на месте. На соединение между абонентами должно было уходить не больше 8 секунд. Каждая телефонистка наизусть знала, где на коммутаторе, какой абонент. В 1905 году их было 4 тысячи, а через 12 лет — уже 70 тысяч.

К каждой телефонистке предъявлялись серьезные требования: отсутствие мужа и рост — не менее 165 сантиметров, чтобы не вставая, соединять желающих поговорить. Расстояние между девушками было 15 сантиметров. Им запрещалось категорично разговаривать друг с другом, и не отвлекаться от прибора все 11 часов. Ну конечно у них были перерывы, когда они могли отдохнуть, имелись комнаты отдыха.

За 1 час девушки в Петербурге соединяли до 170 абонентов. И их работа не прерывалась и во время Революции. Когда в здание ворвались большевики, большая часть телефонисток осталась на местах. Чтобы связь не прерывалась ни на секунду. Не переставала работать эта телефонная станция и во время Великой Отечественной войны и блокады. А потом храбрых девушек, соединявших голоса людей сменили машины. Скорость соединения выросла, а романтика короткого разговора с незнакомкой канула в лету.

По материалам glagol.press, tv21.ru, sut.ru, news.novgorod.ru, rus.team
Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Петр I — основатель Таганрога
Футбольный век Северной столицы
Сказ о том, как царь Петр I в Царицыне свою трость и картуз оставил
Воронеж — колыбель петровского флота