Адмирал Нахимов — честь и слава русского Военно-морского флота

В последнее воскресенье июля в России отмечается День Военно-Морского Флота. В этом году хотелось бы вспомнить одного из ярчайших русских флотоводцев, образцового офицера и героя Крымской войны — Павла Нахимова. 5 июля исполнилось 220 лет со дня его рождения.

Павел Петрович Нахимов (5 июля 1802 г. — 12 июля 1855 г.)

Будущий адмирал Павел Степанович Нахимов родился 5 июля (23 июня) 1802 года, в Смоленской губернии в многодетной семье небогатых дворян. Дворянский чин в эпоху царицы Елизаветы, дочери Петра I, выслужил дед Павла Нахимова, который был казачьим сотником.

Отец нашего героя служил в гвардейских полках, прошел русско-турецкие войны эпохи Суворова и Екатерины II, вышел в отставку в чине майора. В семье будущего адмирала было 11 детей — пять братьев и шесть сестер. Павел родился четвертым по старшинству братом. В сущности, судьба и эпоха оставляли их мужскому поколению лишь один путь — военную службу. В итоге все пятеро братьев Нахимовых стали офицерами флота, один из младших братьев в будущем тоже достигнет адмиральских чинов.

В 1812 году глава семейства, отставной майор Степан Нахимов, вступил в народное ополчение, а его малолетним детям пришлось бежать от наступающего врага — Смоленщина тогда надолго стала местом жестоких боев и разорений. Детские воспоминания о тех страшных днях во многом предопределили судьбу и характер мальчика.

В 1815 году Нахимов поступает кадетом в петербургский Морской корпус. Учили юного кадета основательно, то было время расцвета морского корпуса. Старательному, терпеливому, не по годам серьезному, Павлу легко давались история, география, алгебра, механика, теории морского искусства, опытная физика, корабельная архитектура, артиллерия. Никакой протекции у будущего флотоводца не было, как и блестящих знакомств в Петербурге, зато хорошая учеба стала залогом честной морской карьеры.

Адмирал Михаил Петрович Лазарев (1788–1851)

Первый офицерский чин Павел Нахимов получает в неполные 16 лет и с тех пор почти не покидает палубы военных кораблей. Сначала четыре года на Балтике и Белом море, а потом более трех лет — в кругосветном плавании на бриге «Крейсер», под командованием будущего адмирала Лазарева, одного из двух русских первооткрывателей Антарктиды.

Кругосветный морской рейс и в наши дни дело непростое, а в 1822 году по степени риска и трудности это было сродни космическому полету. Экспедиция «Крейсера» продолжалась почти три года. Нахимов побывал в Европе, Америке и на тихоокеанских островах. У берегов Калифорнии он едва не погиб, пытаясь спасти упавшего за борт канонира. Во время плавания Нахимова повысили в звании до лейтенанта, а по возвращении в Россию наградили орденом Святого Владимира 4‑й степени.

Кристофер Вильгельм Эккерсберг, «Линейный корабль Азов» (Линкор четырех адмиралов)

В начале 1826 года Нахимов получил назначение в Гвардейский экипаж. Оно сулило Павлу материальные выгоды и блестящие карьерные перспективы. Но при переводе в гвардию ему пришлось бы забыть о дальних морских походах. Поэтому Нахимов добился перевода на строящийся в Архангельске корабль «Азов». Так его начальником вновь стал Михаил Лазарев.

74-пушечный трехмачтовый «Азов», спущенный на воду в 1826 году, стал одним из лучших кораблей в русском флоте тех лет. С его палубы начали большую военно-морскую карьеру многие блестящие адмиралы той эпохи — помимо Нахимова это Корнилов и Истомин.

Уже в следующем году экипаж «Азова» отличился в Наваринской битве. В той кампании русские, британские и французские моряки вместе сражались против османов за свободу Греции. «Азов» под командованием Лазарева совершил тогда настоящий подвиг, уничтожив пять турецких кораблей, в том числе адмиральский фрегат. Турки в ответ выпустили сотни снарядов, семь из них попали ниже ватерлинии, но корабль удержался на плаву. Нахимов командовал батареей, действовал смело и хладнокровно, за что был удостоен своего первого Георгия.

Иван Айвазовский, «Сражение при Наварине»

Во время Русско-турецкой войны 1828–1829 годов Нахимов командовал корветом «Наварин» и участвовал в блокаде пролива Дарданеллы. В 1832 году он был назначен командиром фрегата «Паллада», а год спустя спас российскую эскадру, которая выполняла задание у восточного берега Балтийского моря и сбилась с курса из-за плохой погоды. Увидев, что другие корабли идут на скалы, командир «Паллады», которая была замыкающим кораблем, принял самостоятельное решение изменить курс и палить из пушек, чтобы предупредить эскадру об опасности. В итоге повреждения получил всего один корабль.

Вскоре Павел Степанович с повышением переводится с Балтики на Черноморский флот. Там он уже командует линейным кораблем — на четыре года его домом становится 84‑пушечная «Силистрия». На верфях Николаева он лично руководил постройкой и вооружением этого корабля, который вскоре был признан лучшим на Черноморском флоте.

В 1840-х годах Павел Нахимов принял участие в Кавказской войне, высаживая на восточном берегу Черного моря десанты и поддерживая их артиллерией. В 1845 году он был произведен в контр-адмиралы.

Корабль «Силистрия» в составе эскадры Лазарева. Иван Айвазовский, «Десант Н. Н. Раевского в Субаши»

Нахимов беззаветно любил флот. Всецело преданный призванию, он всю жизнь учился морскому делу, искусству командовать и при этом нести прямую ответственность за судьбы сражений и вверенных ему моряков. Все историки свидетельствуют об одном и том же: матросы очень любили Нахимова, несмотря на всю его строгость по службе, еще с тех пор, когда он 35–40-летний был командиром «Силистрии».

Судя по воспоминаниям офицеров-черноморцев, главную роль тут играло то, что Павел Степанович умел говорить с матросом, говорить доступно, искренне, по-дружески и с юмором. Воспитания матросов он добивался не только неуклонной требовательностью, Нахимов старался воодушевить подчиненных. Кроме того, русский матрос больше всего ценит храбрость командиров, а этого Нахимову было не занимать.

П. С. Нахимов:

У моряка нет трудного или легкого пути. Есть один путь — славный!

С юных лет он взял себе за правило верой и правдой служить 24 часа в сутки и не стремиться к большим деньгам. Большую часть собственного жалованья Павел Степанович раздавал нуждавшимся — прежде всего старым, израненным матросам. Накоплений почти не имел, друзьям же говорил: «А для чего вам деньги? На карты и вино? Это меня не интересует. Уж лучше отдавать их тем, кому они нужнее».

В личной жизни морской командир избрал путь аскета. «Нахимов был холостой и всегда восставал против того, чтобы молодые офицеры женились. Бывало, ежели какой-либо мичман увлечется и вздумает жениться, его старались отправить в дальнее плавание для того, чтобы эта любовь выветрилась. «Женатый офицер — не служака», — говаривал адмирал.

Алексей Кившенко, «Палуба линейного корабля „Императрица Мария“ во время боя при Синопе»

16 октября 1853 года Османская империя объявила войну России, а уже в конце ноября эскадра Черноморского флота под командованием Павла Нахимова вступила в бой с турецкими военно-морскими силами в районе Синопа. В турецкую эскадру входило семь фрегатов, три корвета, два параходофрегата, два брига и два военных транспортника. Под командованием Нахимова находилось шесть линейных кораблей и два фрегата.

Утром 30 ноября русские корабли, несмотря на ожесточенный огонь османских береговых батарей, прорвались к Синопскому рейду и начали обстрел вражеской эскадры. Все османские корабли и береговые батареи были уничтожены. Турки потеряли в бою около 3,2 тыс. человек, а русские — 38.

Вооружение русских кораблей было более мощным, однако это не умаляет талант и дерзость флотоводца, а главное значение победы в Синопской битве, благодаря которой российский флот завоевал господство на Черном море. Эта битва стала последним крупным сражением парусного флота.

Не желая допустить дальнейшего роста влияния и усиления России, летом 1854‑го в войну на стороне Турции вступили Англия, Франция, Сардинское королевство. Корабли союзников блокировали наш флот в бухте Севастополя, а на побережье Крыма высадился крупный десант. Даже Австрия, незадолго до этого спасенная от распада русской армией, не поддержала спасителей.

Фрагмент панорамы «Оборона Севастополя»

349-дневная оборона Севастополя стала героической и кровопролитной кульминацией Крымской войны. 60‑тысячному англо-французскому корпусу изначально противостоял 7‑тысячный гарнизон. Командование приняло трагическое решение затопить большую часть Черноморского флота у входа в бухту, чтобы перекрыть врагам путь с моря. Моряки были переведены на берег, и героически сражались на крымской земле.

Парадоксально, но свой величайший подвиг, бесконечно преданный морю адмирал совершил на суше. Его любимый город, превращенный им в твердыню, выдерживал натиск со стороны неприятеля, чье превосходство «в живой силе» было почти пятикратным. С юности не знавший, что такое испуг, ко всевозможным опасностям Павел Степанович относился с презрением, и это качество пригодилось ему в годы испытаний.

После гибели Владимира Корнилова 9 марта 1855 года Нахимов был переведен в чин адмирала, назначен командиром порта и военным губернатором Севастополя.

Илларион Прянишников, «Адмирал Нахимов на севастопольском бастионе»

Под его руководством возводились оборонительные бастионы и отбивались ожесточенные штурмы города. Всех поражали смелость адмирала, который ежедневно бывал на передовых рубежах, поднимая боевой дух обороняющихся. Он лично знал едва ли не каждого матроса и солдата, сражался с ними плечом к плечу. Нахимова боготворили все подчиненные, каждое появление его на бастионах сопровождалось общим восторженным «ура!».

Нахимов был настоящей душой обороны Севастополя. Он принципиально презирал опасность, не прятался от врага и выходил на передовые позиции в форме с адмиральскими эполетами. Однажды во время атаки противника на передовые позиции русских он даже участвовал в рукопашной схватке с кортиком в руке.

Владимир Маковский, «Смертельное ранение адмирала П. С. Нахимова»

28 июня 1855 года стоявший в полный рост на Малаховом кургане герой-адмирал получил смертельное ранение в голову. Два дня спустя Павел Нахимов умер. Город после его смерти продержался еще два месяца, после чего российские войска отошли на северную сторону Севастопольской бухты.

Его гроб покрыли простреленным кормовым флагом с «Императрицы Марии» (на этом корабле флотоводец сражался при Синопе). Среди оставшихся в строю защитников не было ни одного, кто бы не простился с Павлом Степановичем лично. В этот день с вражеской стороны не прозвучал ни один залп.

Севастополь. Открытие памятника Нахимову в 1898 году

Нахимова знала вся страна, ему поклонялись как великому герою, который вместе с матросами и солдатами спас честь России в проигранной Крымской войне.

Позднее в память об адмирале Павле Нахимове было названо несколько кораблей российского и советского военно-морского флота. Памятники и бюсты в честь великого флотоводца установлены во многих городах. В 1944 году были учреждены нахимовские военно-морские училища, а также орден и медаль, которыми награждались в том числе участники героической обороны Севастополя 1941–1942 годов и освободители города.

Нахимов был идеальным военным моряком: умным, хладнокровным, мужественным. Он полностью посвятил свою жизнь флоту. Служба Родине для него всегда была на первом месте. На командирском посту Павел Степанович оставался человеком чести, мудрым и справедливым. Образ Нахимова — это образ славного русского флота, которым мы неизменно гордимся.

По материалам: russian.rt.com, smolgazeta.ru, tass.ru, portal-kultura.ru, rg.ru
Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Рязанская Мещёра: вторая родина Константина Паустовского
Тарханы — отчий дом гения русской литературы
В Ростове открыли памятник «королеве пенициллина»
Воплощенная в бронзе история России