Импортозамещение в газовой отрасли России конца XIX — начала XX века в контексте экономической политики
С. Ю. Витте и П. А. Столыпина

Дмитрий Митюрин, историк (Санкт-Петербург)

Российская газовая отрасль изначально возникла и развивалась как отрасль инновационная, причем это развитие происходило на базе импортных технологий. Естественно, подобное положение ставило российских газовиков в зависимое положение от зарубежных производителей. Системная работа по импортозамещению в отрасли обозначилась только в конце XIX века, в период, когда экономический курс определял министр финансов Сергей Витте. Четкие же формы импортозамещение обрело в период модернизационного рывка, осуществлявшегося правительством Петра Столыпина. 

 Газ против электричества

Нельзя сказать, что зависимость от импорта определялась исключительно общей отсталостью русской промышленности по сравнению с промышленностью стран Запада. Проблема заключалась в том, что вся мировая газовая отрасль вышла если не из одной, то из двух «шинелей», каковыми стали первые аппараты по производству искусственного газа конструкции Уильяма Мердока и Филиппа Лебона. Именно они определили общий тренд технологического развития, отклониться от которого было не так уж и просто. Однако, когда речь шла о продукции не слишком сложной в технологическом плане, российские предприятия вполне справлялись с ее выпуском.

При Николае I, благодаря общему курсу царя на поддержку отечественных производителей, петербургские промышленники практические полностью удовлетворяли запросы газового хозяйства по выпуску труб для уличных газопроводов и фонарей для уличного освещения.

В 1886 году Общество освещения газом обслуживало 33,1 тыс. газовых рожков, Общество столичного освещения — 125 тыс. рожков, Французская газовая компания — 12,5 тыс.

Долгое время единственной газовой компанией в России оставалось Общество освещения газом Санкт-Петербурга. Правда, в Москве в 1850-х функционировало несколько небольших установок, которые производили газ, после чего он реализовывался потребителям в небольших баллонах. Занимавшиеся газовым освещением компании существовали также в Варшаве и Тифлисе, но настоящий рывок произошел лишь при Александре II, когда экономическая политика российского правительства склонилась в сторону поощрения конкуренции и привлечения в Россию иностранных компаний.

В 1858 году в Петербурге было учреждено Общество столичного освещения (известное также как Второе газовое общество) с уставным капиталом в 4 млн рублей, построившее собственный газовый завод на Обводном, 94. Это предприятие по производству искусственного газа было крупнейшим в Санкт-Петербурге, да и во всей Российской империи, а потому было известно современникам под именем Главного газового завода. В 1878 году в Петербурге развернуло деятельность Общество освещения Петербургской и Выборгской сторон, известное как Третье газовое общество. В начале 1866 года первые газовые фонари осветили улицы Москвы, а к 1867 году их количество превысило цифру 4 тысячи.

Между тем в мировой экономике происходили серьезные изменения. Появление технологий добычи и переработки нефти в 1860-х годах дало возможность предложить рынку новый продукт — керосин, главной сферой применения которого поначалу, как и в случае с газом, было городское освещение. В следующем десятилетии, благодаря изобретениям Н. П. Лодыгина и Н. П. Яблочкова, началось победное шествие электричества.

Московский газовый завод

В условиях ужесточения конкурентной борьбы, газовым компаниям пришлось идти по пути усовершенствования горелок и уменьшения потребления газа, то есть заниматься энергосбережением и энергоэффективностью. Однако отечественных разработок в этой сфере не было, так что по традиции обращались к иностранным производителям. Так, большим успехом в 1870-х — 1880-х годах пользовалась экономичная газовая горелка Гейнрике, затем началась эра горелок Ауэра.

В последнее десятилетие XIX века в России электричество совершенно явно начинало лидировать в конкурентной борьбе с газом, хотя еще можно было задействовать такой ресурс, как выработка электроэнергии из газа посредством газомоторов.

Не случайно во Франции, Англии, Германии и Соединенных Штатах газовая отрасль продолжала набирать обороты именно благодаря изменению маркетинговой стратегии, переориентированной на удовлетворение нужд промышленности и коммунально-бытового сектора.

 Пас российским промышленникам

 В России перестроить свою работу газовым заводам не удавалось из-за отсутствия необходимых для такой перестройки технологий. Так, Общество освещения газом Санкт-Петербурга вынуждено было брать кредиты в коммерческих банках (главным образом, с участием французского капитала), представители которых со временем захватили ведущие позиции в правлении компании.

Курировавший всю экономическую политику в 1892–1903 годах в качестве министра финансов Сергей Юльевич Витте (1849–1915) видел решение в передаче газовых предприятий в собственность городов, которые они обслуживают. Такой выход позволял бы при необходимости оказывать газовым заводам помощь из городской казны, обеспечивал им стабильный рынок сбыта, и, разумеется, избавлял от конкурентов.

С 1908 года потребителями продукции Главного газового завода стали воздухоплаватели. Производимый газ использовался для наполнения оболочек воздушных шаров и баллонов аэростатов, представляя собой в большинстве случаев смесь следующего, считающегося оптимальным, состава: водород 50%, окись углерода 40%, углекислота 5%, азот 4,5%, кислород 0,5%

29 октября 1894 года по согласованию с Министерством финансов был издан Циркуляр №44 Министерства внутренних дел к губернаторам «О желательности муниципализации городских предприятий».

Однако муниципализация никак не решала структурной проблемы, вызванной тем, что к началу ХХ века российский топливно-энергетический сектор оказался неспособен самостоятельно и в достаточном количестве обеспечить потребности быстро растущих старых и новообразованных предприятий.

Очередной попыткой помочь российским производителям газового оборудования, через избавление их от конкурентов, стало издание еще одного циркуляра Министерства внутренних дел №29 от 25 июля 1901 года российским губернаторам.

В нем отмечалось следующее: «Министр финансов, усматривая из находящихся во вверенном ему министерстве данных, что городами и земствами приобретается за границей много таких предметов, которые с успехом могли бы изготовлять на русских заводах, просит о содействии к тому, чтобы в интересах отечественной промышленности и в целях сокращения переплат наличных денег за границу городскими общественными управлениями производились заказы необходимых для них предметов по возможности в России.

Вследствие сего имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство о приведенных соображениях Министерства финансов поставить в известность подлежащие городские и земские управления вверенной Вам губернии».

Газовая сварка. Начало ХХ века

Но готовы ли были сами российские производители занять нишу, в которой уже достаточно прочно окопались поставщики иностранные? В «Журнале Императорского Русского технического общества» регулярно печатался Обзор привилегий на изобретения, выданных Департаментом торговли и мануфактур, причем по перечислению выданных «патентов» можно составить представление о том, в каких именно отраслях промышленности инновации оказывались наиболее востребованными.

В 1900 году из семи сотен «патентов» к газовой отрасли имели отношение всего около двух десятков. Упомянем некоторые из них. Привилегия №3928, выданная иностранцу г. Партон де Бону на приспособление для регулирования открытия выпускного клапана в газовых движителях; привилегия №4005, выданная иностранцу К. Францету на электрический зажигатель газа; привилегия №4068, выданная дворянину К. Сергееву на газовую горелку с накаливанием; привилегия №4436, выданная иностранцам В. Френцу и В. Г. Завертсу на приобретение для автоматического закрывания и открывания газопровода; привилегия №4445, выданная гражданскому инженеру П. Лазареву на генератор для получения водяного или генераторного водяного газа и так далее.

Из 781 привилегии, выданной в течение первого полугодия 1901 года, к газовой отрасли имели отношение только 23 патента. И опять-таки большая (до 80%) часть патентов выдавались именно иностранцам либо компаниям, принадлежащим иностранным владельцам.

Замена труб на уличном газопроводе

Таким образом, в газовом хозяйстве, как в зеркале, отражалась ситуация, типичная для всей российской промышленности, когда инновационные разработки отечественных инженеров и конструкторов оказывались невостребованными, по причине значительных расходов, связанных с их патентованием и последующим внедрением. Руководителям российской экономики лишь в малой степени удалось смягчить кризис, который, наряду с военными неудачами и кризисом политическим стал одной из причин Первой русской революции 1905 года.

Уголь для газа

В соответствии с Конституционным манифестом 17 октября 1905 года была реорганизована система высшего государственного управления. Ранее каждый министр замыкался непосредственно на царя, а формально объединявший их Комитет министров являлся структурой зыбкой и ничего не решающей. Теперь был создан Совет министров, члены которого подчинялись его Председателю (премьер-министру). Первым (в октябре 1905 — апреле 1906 года) эту должность занимал С. Ю. Витте, затем (в апреле — июле 1906 года) И. Л. Горемыкин. В июле 1906 года Совет министров возглавил уже занимавший пост главы МВД Петр Аркадьевич Столыпин (1862–1911).

Сергей Витте

В стране начался впечатляющий экономический подъем, коснувшийся как промышленного, так и сельскохозяйственного сектора и протекавший на фоне «серебряного века» российской культуры. Но, к сожалению, если говорить о промышленности, далеко не во всех отраслях этот подъем носил сбалансированный и естественный характер. Серьезной проблемой, имевшей далеко идущие негативные последствия, было отставание топливно-энергетического сектора, неспособного самостоятельно и в достаточном количестве обеспечить потребности быстро растущих старых и новообразованных предприятий.

По сути, единственной серьезной сырьевой базой ТЭК, развитию которой в этот период уделялось постоянное внимание, была угольная промышленность Донецкого бассейна, работавшая, главным образом, на тяжелую и легкую промышленность Московского и других центральных районов. Однако на столичный регион и соседние губернии Северо-Запада донецкого угля элементарно не хватало, не говоря уж о том, что его доставка оказывалась сопряжена с дополнительными транспортными расходами.

Угольная шахта в Юзовке (Донецк)

Как следствие на рынке поставщиков сырья для производителей топлива произошли серьезные изменения. Так, если до конца XIX века уголь для газовых заводов Москвы доставлялся через Петербург из Англии, то теперь он поступал из Донецка. Газовые заводы Санкт-Петербурга, в свою очередь, продолжали импортировать уголь из-за границы, но теперь уже не из Англии, а из Германии, которая, со времен Александра II и вплоть до начала второго десятилетия ХХ века, наряду с Францией, являлась главным экономическим партнером России.

В Петербурге своего рода естественным выходом из углублявшегося кризиса хозяйства стала муниципализация Общества столичного освещения, которая произошла, так сказать, естественным путем — по причине истечения 10 октября 1908 года срока выданной на 50 лет привилегии. Принадлежащие компании два газовых завода, уличные магистрали (общей протяженностью 283 версты), здания, печи и аппараты для добывания и хранения газа перешли в собственность города. Было создано Управление городскими газовыми заводами, в ведение которого перешла вся газотранспортная сеть.

Три циркуляра

Муниципализация, в рамках империи, облегчала координацию технической политики, чем правительство Столыпина и воспользовалось. 28 февраля 1908 года был издан циркуляр МВД №9 «О поддержании городскими общественными управлениями отечественной промышленности путем производства на нужные городам предметы заказов на отечественных фабриках и заводах». В нем констатировалось, что «в последнее время в Министерство торговли и промышленности стали поступать заявления от русских промышленных предприятий о том, что городские управления нередко привлекают к участию в конкуренции на поставку потребных для них предметов, которые могут быть изготовлены в России, заграничные фирмы или же обращаются с такими заказами к заграничным фирмам, минуя русские заводы.

Петр Столыпин

20 января 1910 года Министерство внутренних дел выпустило еще один циркуляр за №1, в которой уже со ссылкой на соответствующую просьбу министра торговли и промышленности городским органам местного самоуправления разрешалось «заключение займов на местные нужды лишь при условии выполнения работ средствами отечественной промышленности и с тем, чтобы только в самых крайних случаях заказы отдавались за границу, с особого притом каждый раз разрешения министра внутренних дел, по соглашению с министром торговли и промышленности» .

19 апреля 1913 года, что называется, в дополнение был выпущен циркуляр за №6 «О приобретении городскими общественными управлениями предметов оборудования городских предприятий и сооружений исключительно на отечественных фабриках и заводах».

Последний из трех указанных циркуляров был издан уже после смерти Петра Столыпина (в премьерство Владимира Николаевича Коковцева) и подписан в качестве министра внутренних дел Николаем Алексеевичем Маклаковым. Но преемственность и последовательность в этих циркулярах несомненна.

Газгольдер завода Сан-Галли. Фото 1914 года

В первом из этих документов Столыпин просит «вновь рекомендовать городским общественным управлениям ограничивать производство их заграничных заказов пределами действительной необходимости. Во втором циркуляре говориться о том, что заказы за границу можно передавать «только в самых крайних случаях» и по личному разрешения главы министерства внутренних дел и торговли и промышленности. Наконец, в третьем, уже маклаковском циркуляре, речь категорично идет о приобретении «оборудования городских предприятий и сооружений исключительно на отечественных фабриках и заводах».

Таким образом в вопросе о производстве и приобретении технологической продукции для жилищно-коммунального хозяйства (составной частью которого являлись и газовые заводы) был пройден путь от частичных ограничений до практически полного запрета.

Немецкое газовое оборудование начала XX века использовалось в ленинградских квартирах и в советское время. Фото с выставки «История одного города — будущее всей страны. Газовое наследие Петербурга»

Однако, импортозамещение не может основываться только на запретах. Конкретно, в газовой отрасли, чтобы противостоять натиску электричества, следовало совершить серьезный организационный и технологический рывок, для которого, в свою очередь, требовались значительные финансовые ресурсы. Сомнительно, что такой рывок был возможен, а события Перовой мировой войны обнулили его вероятность.

Возрождать топливно-энергетический комплекс большевики решили через электроэнергетику, сделав ставку на гидро — и тепловые станции. Время газа пришло уже позже, после Второй мировой войны.

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Автоматизация бытового газового отопления
Исследование потерь давления в стальных и полиэтиленовых фитингах, применяемых в системах газоснабжения
Особенности применения технологии микротоннелирования при строительстве газраспределительных сетей в условиях плотной городской застройки
Газ в дело. Завод «Амурсталь»