Истории
08.07.2021
Муром

Петр и Феврония. Жизнь во имя любви

Житие Петра и Февронии Муромских — ярчайший пример благодетели и преданности. С 2008 года в России отмечается День семьи, любви и верности, ставший официальной альтернативой европейскому Дню святого Валентина. Петр и Феврония, день памяти которых, 8 июля (25 июня), и стал датой празднества, считаются православными покровителями брака и семьи. Что мы знаем о них?

«Повесть о Петре и Февронии Муромских» в XVI веке написал монах Ермолай-Еразм (Ермолай Прегрешный), и произведение сразу стало любимым чтением грамотного народа, распространялось в огромном количестве списков, передавалось из уст в уста. Так в древнерусской литературе впервые проявился жанр любовного романа со смешением языческих и православных сюжетов. Сохранив в житии фольклорные черты, Ермолай-Еразм создал удивительно поэтичную повесть о мудрости и любви — дарах Святого Духа. Полный текст повести известен только узким специалистам, а ушедшую в мир историю о невероятной любви помнят и пересказывают до сих пор.

Петр был младшим братом княжившего в Муроме Павла. Однажды в семье Павла случилась беда: по наваждению дьявола к его жене стал летать змей. Горестная женщина, уступившая демонской силе, обо всем поведала мужу. Князь наказал супруге выведать у злодея тайну его смерти. Выяснилось, что погибель супостату «суждена от Петрова плеча и Агрикова меча». Прознав об этом, князь Петр тотчас решился убить насильника, положившись на помощь Божию. Вскоре на молитве в храме ему открылось, где хранится Агриков меч, и, выследив змея, Петр поразил его. Но перед смертью змей обрызгал победителя ядовитой кровью, и тело князя покрылось струпьями и язвами.

Никто не мог исцелить Петра от тяжкой болезни. Со смирением перенося мучения, князь во всем предался Богу. И Господь, промышляя о Своем рабе, направил его в рязанскую землю. Один из юношей, посланных на поиски лекаря, случайно зашел в дом, где застал за работой одинокую крестьянскую девушку по имени Феврония, дочь пчеловода.

С малых лет она изучала свойства растений и обладала даром целительства, умела приручить даже диких зверей, и они слушались ее. Девушка удивительной красоты и доброты пришлась по сердцу юному князю, и он дал слово после выздоровления пойти с ней под венец. Петр пообещал жениться, но в душе слукавил: гордость княжеского рода мешала ему согласиться на подобный брак.

Феврония зачерпнула хлебной закваски, дунула на нее и велела князю вымыться в бане и смазать все струпы, кроме одного. Благодатная девица имела премудрость святых отцов и назначила такое лечение не случайно. Поскольку Феврония прозрела лукавство и гордость Петра, она велела ему оставить несмазанным один струп как свидетельство греха.

Вскоре от этого струпа вся болезнь возобновилась, и князь вернулся к Февронии. Во второй раз он сдержал свое слово. «И прибыли они в вотчину свою, город Муром, и начали жить благочестиво, ни в чем не преступая Божии заповеди».

После смерти брата Петр стал самодержцем в Муроме. Бояре уважали своего князя, но надменные боярские жены невзлюбили Февронию, не желая иметь правительницей над собой крестьянку, и подучивали своих мужей недоброму. Всякие наветы пытались возводить на княгиню бояре, а однажды взбунтовались и, потеряв стыд, предложили Февронии, взяв что ей угодно, уйти из города. Княгиня ничего, кроме своего супруга, взять не желала. Обрадовались бояре, потому что каждый втайне метил на княжье место, и сказали обо всем своему князю. Блаженный Петр, узнав, что его хотят разлучить с любимой женой, предпочел добровольно отказаться от власти и богатства и удалиться вместе с ней в изгнание.

Супруги поплыли по реке на двух судах. Вечером они причалили к берегу и стали устраиваться на ночлег. Утром, не успели они проснуться, приехали послы из Мурома, умоляя Петра вернуться на княжение. Бояре поссорились из-за власти, пролили кровь и теперь снова искали мира и спокойствия. Петр и Феврония со смирением возвратились в свой город и правили долго и счастливо, творя милостыню с молитвой в сердце.

Когда пришла старость, они приняли монашество с именами Давид и Евфросиния и умолили Бога, чтобы умереть им в одно время. Похоронить себя завещали вместе в специально приготовленном гробу с тонкой перегородкой посередине.

Они скончались в один день и час, каждый в своей келье. Люди сочли нечестивым хоронить монахов в одном гробу и посмели нарушить волю усопших. Дважды их тела разносили по разным храмам, но дважды они чудесным образом оказывались рядом. Так и похоронили святых супругов вместе около соборной церкви Рождества Пресвятой Богородицы, и всякий верующий обретал здесь щедрое исцеление.

«Повесть…» создана в 40-е годы XVI века, но сама легенда о героях и начало их почитания относятся куда к более раннему периоду, как и церковная служба Петру и Февронии.

Эта повесть была написана как житие, в преддверии канонизации муромских чудотворцев на соборе 1547 года. Наряду с основной задачей — прославлением, «Повесть…» имеет второе значение — преподнести читателю иносказательный смысл, поведать о силе любви и веры в Божественный промысел.

На самом деле, со всем вниманием обратившись к началу истории Петра и Февронии, сложно представить, что спустя несколько веков именно их союз назовут идеальным.

Долгие поиски целителя для Петра не дают результата, пока князь не попадает к Февронии. Вылечивает ли она его сразу, оказав честь герою, который Агриковым мечом поразил дьявола? В благодарность ли за услугу ее Петр женится на деве, обладающей даром исцеления? Нет. Вот что Феврония отвечает слуге князя, который передает его просьбу об излечении: «Я хочу его вылечить, но награды никакой от него не требую. Вот к нему слово мое: если я не стану супругой ему, то не подобает мне и лечить его».

Петр же не хочет брать в жены незнатную девушку, а потому пробует обмануть ее — приняв лечение, но обещания жениться не исполнив. Но Феврония, будущая святая, оказывается куда хитрее: по ее совету Петр оставил один из струпьев не помазанным целебным средством, и от него после его отъезда болезнь разрослась вновь. И уж на этот раз Петр кается и, дав обещание на брак, получает исцеление.

Ермолай-Еразм ни в коей мере не сомневается в святости Февронии, позже описывая чудеса, которые она в состоянии творить Божьей милостью, но этот элемент знакомства, характерный скорее для плутовской сказки про хитрую крестьянку, делает «Повесть…» произведением уникальным и о многом заставляет задуматься.

В «Повести…» нет никаких прямых или косвенных упоминаний, каких конкретно муромских князей имеет в виду автор. Но в работах В. О. Ключевского и Е. Е. Голубинского князь Петр отождествляется с князем, правившим в Муроме в первой четверти XIII века, — с Давидом Юрьевичем. Также доподлинно не известно, были ли у легендарных Петра и Февронии дети. У реально существовавшего князя Муромского Давыда — Петра Юрьевича и княгини Евфросинии — Февронии было двое сыновей — Юрий и Святослав, и дочь Евдокия.

Повесть наполнена символикой, причем как христианской, так и языческой. Среди первых аллегорий — чудеса, совершенные Февронией, и чудодейственное обретение Агрикова меча Петром через явление ему отрока-ангела, превращение хлебных крошек в руке Февронии в фимиам благоухающий, а также обращение двух сухих палок в живые деревья. Чудо с деревами — это символ возрождения жизни. Символика праздника Воздвижения составляет один из подтекстов «Повести…». Петр же соотнесен с Христом, который искупил первородный грех крестной смертью и победил тем самым змея-дьявола: исследователи сюжета истолковывают раны Петра как символ грехов человеческих.

Но как же быть с фольклорной языческой традицией, которая явно заложена в «Повесть…»? Не стоит обделять вниманием и тот факт, что христианство пришло в Муром куда позднее, чем распространилось на основной территории Руси. Муромская земля находилась на противоположном конце, потому для христианизации и понадобилось почти столетие. Эту подробность многие исследователи ставят краеугольным камнем своих выводов касательно заложенной в образ Февронии параллели героини с языческой богиней, отмечая ее генетическое родство с мифологическими персонажами.

Ряд исследователей в целом замечали некоторые образы, которые, как считается, Ермолай-Еразм сознательно вводил в произведение, дабы приблизить его к народному восприятию. К примеру, игра в вопрос-ответ, которая происходит между слугой Петра и Февронией, хлебная закваска, которой она лечит будущего мужа, — завуалированная брачная символика. Заяц, скачущий вокруг Февронии, — лунное животное, символ ее невинности и мудрости. Существует мнение, что основным сюжетопорождающим принципом в «Повести…» является именно свадебная обрядность, используемая Еразмом для полного выражения собственного авторского замысла: воскрешение Петра через брак.

Ермолай-Еразм, по-видимому, заинтересовался народной легендой, в которой героиней была простая крестьянская девушка. Соединив же историю с деталями агиографического канона, он создал яркую по форме и глубокую по содержанию повесть, которая стала одним из самых значительных произведений этого жанра в русской литературе XVI века. Подвиги, сказочный мотив, дева, хитростью заполучившая мужа, святые и влюбленные. Не в этом ли вечном соединении подлинного народного и христианского стоит искать корни русской культуры?

Спустя 300 лет после кончины Петра Муромского и его жену Февронию причислили к лику святых. Православная церковь провозгласила их покровителями семьи и внесла в православный календарь 8 июля как день их памяти. В 2008 году Межрелигиозный совет России приурочил к памятной дате День семьи, любви и верности.

В 2008 году у здания ЗАГС в Муроме появился первый памятник Петру и Февронии — «Союз любви — мудрый брак». А с 2009 года скульптурные композиции стали устанавливать во многих городах России в рамках общенациональной программы «В кругу семьи».

Памятник Петру и Февронии в Дмитрове

Статья составлена по материалам сайтов: culture.ru, historyrussia.org (статья Ольги Давыдовой, 8.07.2020), pravmir.ru
Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
История моей семьи. Карма
Часть 3
Что такое республика
Саратовская область — край разнообразия
Реклама в СССР
23 октября — День работников рекламы