Истории
21.09.2022
Иркутская область,
Республика Бурятия

Одно желание — замереть

Надежда Соболева, главный специалист пресс-службы Управления по связям с общественностью и средствами массовой информации

О Байкале я не мечтала, но давно хотела в Сибирь. А Байкал на карте этой части России выглядел самым привлекательным пятном. Путь с декабристами у нас был один Петербург-Иркутск, но я добралась быстрее: шесть часов на самолете против 30 дней в телегах и кандалах. И привет, Сибирь.

В Иркутске Байкала не найти. За ним нужно ехать полтора часа в поселок Листвянка.  Это самый простой способ увидеть Байкал и одновременно почти его не увидеть. Листвянка — это Байкал для ленивых и местный курорт. Но немного внимания заслуживает.

Листвянка размазана на 5 км вдоль озера и с одной стороны прикрыта горами. Одна из горных вершин и самая популярная в поселке обзорная площадка — камень Черского — на высоте более 700 м. С этой точки открывается живописный вид на место слияния Ангары и Байкала и на само озеро. Отсюда же можно увидеть скалу Шаман-камень, которую по легенде бросил Байкал вдогонку дочери-Ангаре, выбравшей не того бойфренда — Енисея. Когда-то Шаман-камень был полноценной скалой, но из-за строительства Иркутской ГЭС уровень воды поднялся, и теперь над водой возвышается только ее верхушка.

Что еще нужно сделать в Листвянке? Сходить в Байкальский музей РАН, чтобы понять, в чем величие и ценность Байкала, а также увидеть довольную и упитанную байкальскую нерпу — местного эндемика. Прокатиться на теплоходе, чтоб увидеть поселок с воды. Чтобы получить от Листвянки больше, нужно использовать ее как пункт отправления — в бухты, к островам или по экотропам к другим населенным пунктам. Не в этот раз.

Преодолеть 4 тыс. км, чтобы ограничиться видами Байкала в Листвянке — капитуляция. Поэтому для второго знакомства с ним я еду на Ольхон — самый большой и единственный населенный остров Байкала, центр северного шаманского мира. Именно у берегов Ольхона озеро достигает максимальной глубины — 1 642 метра.

Из Иркутска до Ольхона столько же пути, сколько и до Санкт-Петербурга — шесть часов, правда, теперь на автобусе. Из них четыре — до паромной переправы и час по острову к Хужиру — самому большому населенному пункту. Асфальта на Ольхоне нет, а грунтовая дорога, испещренная полуметровыми ямами, иногда не по зубам даже внедорожникам. Изучать остров самостоятельно проблематично.

В нашей туристической группе — семья из Якутии, жители Красноярска, Новосибирска и Братска. В общем, сплошь сибиряки. Наш гид — Анна. Она местная, всю жизнь живет на Ольхоне и хорошо знает жизнь острова. Рассказывает, что с 90-х годов, лишившись электростанции, почти 15 лет остров жил без электричества — его заменяли дрова, свечи, керосиновые лампы. Провода до Ольхона дотянули только в 2005 по дну Байкала. Правда, и сегодня электричество есть не у всех.

В последние годы жители Ольхона в основном забросили домашнее хозяйство и переориентировались на туризм. Поэтому коровы тут гуляют по центральной улице Пушкина мимо десятков кафе и шавермочных.

Наша экскурсия начинается с мыса Бурхан, он ближе всего к Хужиру, до него можно дойти пешком. Для бурят мыс Бурхан — священное место, для меня — первое потрясение. Ни одна фотография, видео или текст не подготовят к той красоте, которая открывается с мысов Ольхона. Она вызывает только одно желание — замереть.

Главная достопримечательность мыса Бурхан и одна из девяти святынь Азии — скала Шаманка с пещерой, где раньше проводились шаманские обряды. Отсюда же открывается потрясающий вид на Сарайский песчаный пляж. Уже в этой точке острова можно провести весь день — каждое время суток раскрывает его по-своему. Но у нас всего полтора дня на все.

За один день мы посещаем несколько потрясающих по красоте мест: самую северную оконечность острова — мыс Хобой, покрытый древним оранжевым лишайником мыс Саган Хушун, лиственничный мыс Шунте, урочище Песчаное — где когда-то был лагерь ГУЛАГа, а сегодня умиротворение и ветер.

Каждая последующая точка нашей экскурсии лишь усиливает мой восторг и в какой-то момент сил восхищаться уже нет. Я вполуха слушаю про очередные сакральные смыслы, потому что увлечена просторами и разнообразием картинки: дюны, скалы — мраморные и покрытые красноватым мхом будто ржавчиной, гигантские чайки и стаи бакланов, лиственницы и кедры. Пытаюсь всюду высмотреть ольхонскую полевку, которая из-за людей находится на грани вымирания, и обнаружить лежбища нерп, жиреющих на байкальском омуле. Но тщетно. За нерпой нужно плыть к Ушканьим островам — они тут рядом, а полевку оставить в покое.

С Ольхона я увезла сотни фотографий и немного сожалений, ведь он заслуживал существенно больше, чем полтора дня. Я никогда не мечтала увидеть Байкал, но теперь мечтаю. И знаю, что делать, приехав сюда снова.

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также