Вспоминаем «Кровавое воскресенье»

117 лет назад в России произошли трагические события, которые традиционно рассматриваются историками как начало первой русской революции. 22 января (9 января по старому стилю) 1905 года в Санкт-Петербурге состоялось многотысячное шествие рабочих к Зимнему дворцу. Его возглавил уроженец Полтавской губернии священник Георгий Гапон. с молчаливого согласия императора Николая II шествие было жестоко разогнано. День этот стал именоваться в истории как «Кровавое воскресенье».

Поводом для организации шествия к Зимнему дворцу послужило увольнение четырех рабочих крупнейшего в Петербурге Путиловского завода (ныне Кировский завод). 3 января началась стачка 13 тысяч рабочих завода. Забастовщики создали выборную комиссию от рабочих для совместного с администрацией разбора претензий трудового коллектива. Были выработаны требования: ввести 8-часовой рабочий день, отменить обязательные сверхурочные работы, установить минимум зарплаты, не подвергать наказанию участников забастовки и др.

5 января ЦК Российской социал-демократической партии (РСДРП) выпустил листовку с призывом к путиловцам продлить забастовку, а к рабочим других заводов — присоединиться к ней. Путиловцев поддержали Обуховский, Невский судостроительный, патронный и другие заводы, и к 7 января стачка стала всеобщей (по неполным официальным данным, в ней участвовало свыше 106 тысяч человек).

Лидеры стачки решили идти к Николаю II с петицией. При этом с полным перечнем «своих» требований простые пролетарии ознакомлены не были. Под влиянием эсеров и социал-демократов эти пункты составила узкая группа приближенных к Гапону. Рабочие знали только, что идут к царю просить «помощи трудовому люду». Однако на самом деле в петицию вместе с экономическими пунктами вошел ряд политических требований. Часть их них затрагивала основы государственного устройства и носила откровенно провокационный характер.

В исторической литературе советского периода господствовал миф о Гапоне — агенте и провокаторе царской охранки. После распада СССР данное утверждение было развеяно независимыми исследователями. Однако в массовом сознании словосочетание «поп Гапон» прочно укоренилось в качестве синонима слова «провокатор».

Итак, обладая даром слова и убеждения, Гапон занял заметное место в рабочей среде столицы Российской империи, организовав и возглавив в 1904 году легальную общественную организацию «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга». Она пользовалась расположением властей и ее деятельность первоначально протекала под покровительством департамента полиции.

Военные и полицейские власти вместо того, чтобы изолировать десяток организаторов, доверились слову Гапона о том, что шествие не состоится. Самого Николая II в эти дни в Петербурге не было, поэтому идея вручить ему петицию в Зимнем дворце изначально представлялась абсурдной. В последний момент должностные лица поняли, что Гапон ведет двойную игру. За день до манифестации было принято решение ввести в город войска и блокировать центр.

9 января на улицы Петербурга вышли около 150 тысяч рабочих. Колонны во главе с Гапоном направились к Зимнему дворцу. Многие шли целыми семьями. Их помыслы были наивны и в большинстве своем рабочие были абсолютно лояльны Николаю II. Люди несли портреты царя, иконы, кресты, пели молитвы. По всему городу шествие встречало вооруженных солдат, но никто не хотел верить, что они могут стрелять. Император Николай II в этот день был в Царском селе. Когда одна из колонн подошла к Зимнему дворцу, неожиданно раздались выстрелы. Части, стоявшие у Зимнего дворца, дали три залпа по участникам шествия (в Александровском саду, у Дворцового моста и у здания Главного штаба). Началась паника, люди побежали, давя друг друга. Кавалерия и конные жандармы рубили рабочих шашками, добивали раненых.

24 (11) января было опубликовано правительственное сообщение. В нем говорилось, что в ходе событий погибли 96 и получили ранения 333 человека. Из них 34 умерли впоследствии от ран. Точное количество жертв на долгое время стало поводом для манипуляций противников власти. Так, иностранные корреспонденты писали о двух–трех и даже о 20 тысячах убитых. Владимир Ленин со ссылкой на зарубежные газеты в одной из своих статей назвал цифру 4600. Гапон полагал, что от солдатских выстрелов погибли 300–600 человек, и еще не менее 5000 были ранены. Убитых полиция хоронила ночью тайно на Преображенском, Митрофаньевском, Успенском и Смоленском кладбищах.

Сам Гапон после расстрела демонстрации был уведен с площади эсером Петром Рутенбергом. Примечательно, что именно Рутенберга считают убийцей, или организатором убийства священника, которое призошло через три месяца в пригороде Санкт-Петербурга. Это убийство так и осталось нераскрытым.

После бойни был уволен начальник петербургской полиции и ушел в отставку министр внутренних дел Петр Святополк-Мирский. Кадровые решения, однако, никого не успокоили. Радикалы всех мастей получили серьезный «козырь» для своей агитации. События было уже не остановить. Большевики Васильевского острова распространили листовку, в которой призвали рабочих захватывать оружие и начать вооруженную борьбу с самодержавием. Рабочие захватывали оружейные магазины и склады, разоружали полицию. На Васильевском острове были воздвигнуты первые баррикады. 9 января стало началом Первой русской революции 1905–1907 годов.

Впоследствии монархически настроенные партии и движения, и русская эмиграция оценивали воскресное шествие не иначе, как тщательно подготовленный заговор, одним из разработчиков которого был Лев Троцкий, и главной целью которого было убийство царя. Рабочих же просто, как говорится, подставили. А Гапона в качестве предводителя восстания выбрали только потому, что он был популярен среди рабочих Петербурга. Мирных манифестаций не планировалось. По плану инженера и активного революционера Петра Рутенберга, должны были произойти столкновения и общее восстание, оружие для которого уже имелось в наличии. Оно поставлялось из-за границы, в частности, из Японии. В идеале, царь должен был выйти к народу. И заговорщики планировали его убийство. Но так ли было на самом деле? Достоверно мы не знаем до сих пор.

Интересен комментарий барона Врангеля: «Одно мне кажется несомненным: выйди Государь на балкон, выслушай он так или иначе народ, ничего бы не было, разве то, что царь стал бы более популярен, чем был… Как окреп престиж его прадеда, Николая I, после его появления во время холерного бунта на Сенной площади! Но Царь был только Николай II, а не Второй Николай…» Царь никуда не вышел. И случилось то, что случилось.

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Велодвижение
Приветствуем астрономическую весну!
Призвание: газовик
Владимир Сероштанов от первого лица
Поистине райское место