Люди
12.04.2021
Пермь

Снится рокот космодрома
О пуске ракет-носителей в космос — от первого лица

Как попадают на службу на космодром? Почему космонавты добираются на орбиту именно с Байконура? Зачем 30 лет назад в космос отправили обручальные кольца? Что означает традиция космодрома Плесецк писать перед стартом на борту ракеты-носителя имя «Таня»? Об этом и других аспектах работы с космической техникой рассказал заместитель генерального директора АО «Газпром газораспределение Пермь» по строительству и инвестициям Сергей Владимирович Посох, который с 1987 по 1997 год служил в военно-космических силах на космодроме Плесецк.

Космодром Плесецк (1-й Государственный испытательный космодром Министерства обороны Российской Федерации) — самый северный и один из крупнейших космодромов мира, обеспечивающий часть российских и международных космических программ, связанных с оборонными, а также прикладными, научными и коммерческими пусками непилотируемых космических аппаратов. Космодром расположен в Плесецком районе Архангельской области России. (По данным официального сайта Роскосмоса)

По окончании Пермского Высшего военного командно-инженерного Краснознаменного училища ракетных войск в 1987 году я был направлен для прохождения службы на космодром Плесецк. Нас готовили как специалистов для ракетных войск стратегического назначения. Космос считался для нас смежной отраслью. Но ракета есть ракета, принципы ее конструкции и эксплуатации схожи несмотря на ее назначение. Четверть офицеров из моего выпуска сменили боевое дежурство на освоение космоса на космодромах страны.

Изначально космодром Плесецк создавался как стратегическая ядерная база для нанесения удара по вероятному противнику. Космодром находится на Русском севере в глухой тайге. Именно это расположение способствовало выбору в 1957 году локации для строительства. В то время самолеты-шпионы могли только визуально контролировать дислокацию наших воинских частей, а в той местности небо постоянно затянуто облаками, что делало воздушную разведку фактически невозможной.

В основном космодромы расположены ближе к экватору, как, например, Байконур. В таком случае из-за формы Земли максимальная удаленность от центра планеты позволяет потратить меньше энергии для преодоления силы притяжения. Оттуда можно запустить в космос больший объем оборудования. Меньше перегрузок и для космонавтов.

В связи с этим пилотируемые космические полеты, то есть с участием космонавтов, на космодроме Плесецк не осуществляются. Повторюсь, что Плесецк первоначально предполагалось использовать исключительно в военных целях. Позже оттуда стали выводить на орбиту космические аппараты.

Воинская часть, в которой я проходил службу, осуществляла пуски ракет-носителей «Союз» и «Молния» (модернизированный вариант «Союза» с четвертой ступенью для вывода на более высокие орбиты). Эти ракеты выводили в космос аппараты различного назначения — для изучения факторов космического пространства на живые организмы, исследования природных ресурсов Земли, производства различных материалов в условиях микрогравитации, а также спутники связи и, конечно, спутники военного назначения. Многие такие аппараты после работы в космосе возвращались на Землю, после чего с них снимали полученную информацию.

Капитан Сергей Владимирович Посох
Ракета на старте

Для меня как инженера-механика служба на космодроме началась в заправочной команде. Ракета заправляется топливом «керосин-кислород», а также другими технологическими, в том числе и криогенными компонентами.

Начинал я инженером отделения по заправке ракет-носителей жидким кислородом и азотом, через полтора года продолжил в качестве начальника отделения. Был ответственным за поддержание нормативного температурно-влажностного режима технологических отсеков ракеты, а также стартового комплекса. Затем работал начальником заправочной команды, заместителем начальника стартовой группы по испытаниям. За это время я последовательно изучил все системы стартового комплекса, обеспечивающие запуск.

После семи лет работы непосредственно на стартовом комплексе мне предложили должность инженера-испытателя в отделе анализа летно-технических характеристик. Также сменилось и рабочее место — уже не на старте, а в вычислительном комплексе вдали от места пусков. Принципиальное отличие новой должности заключалось в том, что раньше моя работа выполнялась до отделения ракеты от стартового стола, а теперь она начиналась после взлета. Практически все системы носителей имеют большое количество телеметрических датчиков, которые передают на Землю сигналы о работе после взлета. Принимая и расшифровывая всю телеметрию, специалисты составляют технические отчеты о работе всех систем — штатная она была или нет. При возникновении аварийных ситуаций во время полета именно на основании этих данных госкомиссия ищет причину и делает заключение о том, что произошло.

Если суммировать все пуски, в которых я участвовал — и на стартовой площадке, и на вычислительном комплексе, то их наберется порядка 90.

Конечно, работа на космодроме не только сложная, но и связана с риском. Ведь 210 тонн кислорода и 70 тонн керосина, которыми заправлен борт, — это очень гремучая смесь. К сожалению, не обходилось без аварий и катастроф. Так, 18 марта 1980 года в одной из частей во время заправки носителя произошел взрыв. Погибло 48 человек. Эту дату помнят. В городе Мирный есть мемориальный комплекс. Первоначально вину за происшествие возложили на боевой расчет — на людей, которые погибли. Но со временем — только в 1996 году — эти офицеры и солдаты были реабилитированы. Причина оказалась в фильтре, некачественно изготовленном на одном из заводов-изготовителей комплектующего оборудования.

Мы были готовы к риску, приучены. Очень строго соблюдали меры безопасности. Работа требовала высочайшего уровня ответственности и концентрации. Невозможно было получить допуск к самостоятельной работе, не сдав нормативы по знаниям эксплуатируемых систем и правилам безопасности. Оценок не было — или допущен к работе, или нет.

Интересно, что с вопросами безопасности по-своему перекликается одна давняя традиция на грани суеверия, которой на космодроме следуют неуклонно. После заправки ракеты на баках с кислородом появляется иней: температура жидкости в баке –173 °С. Однажды перед первым запуском в 1960-е годы один офицер написал на инее бака третьей ступени имя «Таня». То ли это была его жена, то ли дочь, то ли мать — точно никто не знает. Пуск прошел успешно. С тех пор абсолютно перед каждым пуском на инее пишут «Таня», иначе никак. Традиция передается и соблюдается не менее строго, чем все регламенты.

Таня (фото с сайта РОСКОСМОСА)

Наряду с запусками в интересах страны на орбиту выводилось много иностранного оборудования. Была серьезная международная кооперация, и государство зарабатывало на этой деятельности. Но проводились запуски и не только в научных целях. Например, в 1992 году состоялся коммерческий запуск, который к исследованию космоса не имел никакого отношения, но в то время стал довольно известной международной акцией. В честь 500-летия открытия Америки и 35-летия запуска первого искусственного спутника на орбиту вывели капсулу, которая провела в космосе семь дней и затем приводнилась у побережья США. После этого ее доставили в Сиэтл. Спутник был буквально напичкан подарками, сувенирами, коммерческой продукцией, произведениями искусства. Один из спонсоров акции — компания Smirnoff нанесла на ракету огромный логотип-этикетку и положила туда ящик своей водки. Пара, собиравшаяся вступить в брак, оставила в капсуле обручальные кольца, и потом молодые люди поженились после того, как их кольца побывали в космосе. Этот запуск был оплачен спонсорами и бюджету РФ не стоил ничего, а в плане укрепления сотрудничества дал очень много.

Мне нравилась моя работа, и я четко понимал, зачем и для чего это делается. Мы работали на интересы и обороноспособность страны, на развитие прогресса. Мы продолжали дело, начатое Циолковским и Королевым. Перед полетом в космос Юрия Гагарина в апреле 1961 года инженеры заправочных систем его ракеты делали те же операции, что и я впоследствии.

В то же время можно сказать, что специальности людей, пускающих ракеты в космос, уникальные. Когда я был начальником заправочной команды, то знал, что параллельно со мной такие же функции одновременно выполняют в стране еще всего шесть человек, которые работали на стартовых площадках у нас и на Байконуре.

Моя служба закончилась в декабре 1997 года. Нашу часть сократили, и мне пришлось уйти не по своей воле. Конечно, я бы остался служить, но в то время взгляды государства на развитие космической отрасли были своеобразными. В апреле 1998 года я вернулся в Пермь и был принят на работу главным механиком в АФ «Уралгазсервис» (с 2012 года АО «Газпром газораспределение Пермь» — Ред.).

Сейчас я слежу за развитием космической отрасли, поддерживаю связь с сослуживцами, которые там остались. Знаю, что космодром развивается, город Мирный, где живут офицеры и их семьи, растет и становится более комфортабельным. Это радует.

С.В. Посох и С.В.Густов, 03.09.2020

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
«Нам песня работать и жить помогает»
Более 500 маленьких хабаровчан стали в этом году «Агентами домашней безопасности»
Сохранить природу для будущих поколений — приоритетная задача волгоградских газовиков
Специалисты АДС в Брянске состязались
в профессиональном мастерстве