Родная навеки земля

Л. А. Скребнева, ведущий инженер ПТГ, филиал ОАО «Газпром газораспределение Воронеж» в р.п. Таловая

Нашу семью, как и большинство российских семей, Великая Отечественная война 1941–1945 годов не обошла стороной. Среди моих родственников есть участники войны, погибшие, труженики тыла, узники концлагерей — много разных судеб, разных историй. Одна из них про дорогого и близкого человека, моего дедушку Федора Алексеевича Скребнева.

Федор Алексеевич родился в 1914 году в селе Новая Чигла Воронежской губернии, в крестьянской семье. Его отец, мой прадед, вернулся с Первой Мировой войны без одной руки. Детей воспитывал в строгости, с малолетства привлекал к посильной работе, учил всему, что знал и умел сам. В семье много и тяжело работали. При этом все дети были обучены грамоте, умели читать и писать.

Здесь же, в Новой Чигле, дедушка встретил единственную на всю жизнь любовь, мою бабушку Анну Матвеевну. В 1935 году у них родилась дочь Нина. В конце 1930-х годов молодая семья переехала в село Шанинка. Здесь в 1941 году у них родился сын Александр — мой отец.

С начала Великой Отечественной войны дедушку на фронт не призвали по состоянию здоровья. Но в конце 1942 года, когда ситуация на фронтах была очень напряженной, забирать стали практически всех мужчин призывного возраста. Дошла очередь и до Шанинки. Всем селом провожали мужиков на войну. Не расходились, пока не скрылась из глаз последняя подвода с мобилизованными. Моя бабушка держала за руку дочку, на руках — сына-непоседу, а под сердцем носила еще одного ребенка. Надо было жить, работать, растить детей, надеяться и ждать.

С первых своих дней на войне красноармеец Скребнев принимал участие в боевых действиях. В мае 1943 года в бою под селом Краснянка Ворошиловградской области получил ранение. После непродолжительного лечения вернулся в расположение части и приступил к службе. Ему, красноармейцу 28-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона, довелось воевать в составе Юго-Западного, 3-го Украинского, 3-го и 2-го Белорусских фронтов, принимать участие в нескольких стратегически важных военных операциях. Одной из них было форсирование Днепра. Понтонеры, среди которых был мой дед, работали под шквальным огнем врага.

1 декабря 1943 года красноармеец Скребнев Ф. А. за проявленное мужество и героизм при выполнении боевого задания по форсированию реки Днепр был представлен к награждению медалью «За боевые заслуги».

В феврале 1945 года перед 28-м ОМПМБ стояла задача — в короткий срок построить мост через реку Висла в районе польского города Кульм. Строили в основном ночью. Материалы тянули вручную, по тонкому льду. Часто проваливались, работали, стоя по пояс в ледяной воде, но не уходили, не выполнив задание. 12 февраля 1945 года красноармеец Федор Скребнев за проявленное мужество, выносливость и трудовой героизм при выполнении боевого задания по форсированию реки Висла был награжден орденом Красной Звезды.

Последним боем для Федора стала битва за Кенигсберг в апреле 1945 года, в которой он получил тяжелое осколочное ранение. Военные хирурги сделали все, что можно было сделать в условиях полевого госпиталя. Один осколок, который застрял недалеко от сердца, удалять посчитали опасным. Так и носил солдат в себе кусочек смертоносного металла, как память о прошедшей войне. Уже после окончания войны был награжден медалью «За взятие Кенигсберга». Судьба отмерила ему еще 51 год жизни.

Победу мой дедушка встретил в больничной палате. Лечение и восстановление после ранения было долгим, выписался из госпиталя он только в конце 1945 года.

Скребнев Федор Алексеевич
Жена и дети 1944 год фото на фронт

Первые послевоенные годы были трудными. На колхозных полях работали в основном женщины и подростки. После засухи и неурожая 1946 года последовал голод.

По воспоминаниям моего отца и его старшей сестры, в селе пекли лепешки из лебеды и крапивы, мерзлой картошки. Жили очень скромно, работали много и тяжело. Но были счастливы, потому что, в отличие от многих других семей, их отец вернулся с войны.

Дедушка немного говорил о войне, нечасто надевал награды. При этом очень дорожил ими, как боевыми, так и юбилейным орденом Великой Отечественной войны (награжден в 1985 году в честь 40-летия Победы). Даже штампованная открытка-поздравление с очередной годовщиной праздника от военкомата воспринималась как проявление уважения к нему, ветерану, со стороны государства.

Никогда мой дедушка не ходил по высоким кабинетам, «выбивая» для себя какие-то привилегии. Жил просто — по чести и по совести. Я не помню, чтобы он сидел без дела. А дел было много: обрабатывал землю, строил дома, умел выделывать кожи, шить, обходиться со всякой домашней живностью. Был и столяром, и плотником, и жестянщиком. Не отказывал в помощи соседям, родственникам.

Мои дедушка и бабушка, пока позволяло здоровье, работали в колхозе. Воспитали, выучили своих троих детей, помогли поднять шестерых внуков.

В конце 1950-х годов дедушка и бабушка вернулись на свою малую родину — переехали в село Новая Чигла. В детстве мы были частыми гостями в их небольшом домике. Здесь нас всегда ждали с теплым парным молоком, пышными оладьями и просто с добрым словом. Будучи студентами, мы обязательно приезжали к ним на каникулах. Со временем привозили сюда уже своих детей. Когда мы прощались и уходили, наши старички долго стояли на крылечке, махали нам вслед. И казалось, что так будет всегда…

Старый, покосившийся от времени дом стоит на прежнем месте. А неподалеку, на сельском кладбище, в тени вековых дубов и кленов, под скромным обелиском покоится мой дедушка. Родная земля, которая взрастила, которую защищал от врага, на которой прожил всю свою жизнь, — эта земля приняла теперь на вечный покой.

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Есть чемпионы и в пейнтболе!
Будни «по-королевски»
О фестивале красоты и творчества «Королева газовой компании»
Не растерялась
Жизнь удалась