Истории
01.05.2021
Республика Татарстан

Наука во имя победы

Нурия Беломоина, руководитель группы по работе со СМИ АО «Газпром межрегионгаз Казань»

В первые же дни Великой Отечественной войны Совет по эвакуации принял решение об эвакуации Академии наук СССР в Татарскую АССР. В выборе места сыграло определяющую роль наличие в Казани старинного университета, современных лабораторий.  Научный потенциал Татарстана к тому времени состоял из 1211 научных сотрудников, которые работали в 14 высших учебных заведениях и 25 научных учреждениях. Местные ученые должны были способствовать скорейшему налаживанию плодотворной работы Академии наук.

Для начала нужно было разместить оборудование, документацию, людей. В конце июля — начале августа в Татарстан начали прибывать первые эшелоны, перебазировавшие такие ведущие научные учреждения, как Радиевый институт, Физико-технический, Институт химической физики, Институт востоковедения, Институт литературы, Этнографический институт, Математический институт. Несколько позднее в республике были размещены и другие академические институты: органической химии, неорганической химии, коллоидной химии, физических проблем, горючих ископаемых, энергетический, Институт эволюционной физиологии и патологии высшей нервной деятельности им. И. П. Павлова и т.д.

Также в столицу ТАССР были эвакуированы Центральный аэрогидродинамический институт им. Н. Е. Жуковского, Летно-исследовательский институт и ряд других. В августе в Казани начал работу и руководящий орган Академии наук — ее Президиум.

Так Казань стала крупным центром сосредоточения академических учреждений страны. Всего в городе обосновались 33 научных учреждения, разместились 1884 научных сотрудника, в том числе, 39 академиков и 44 члена-корреспондента АН СССР. Среди них известные не только в нашей стране, но и за рубежом академики А. Е. Порай-Кошиц, Б. Д. Греков, Е. В. Тарле, Г. М. Кржижановский, С. И. Вавилов, А. Ф. Иоффе, А. Н. Несмеянов, С. М. Обнорский и другие.

Прежде всего, возникли серьезные трудности с помещениями. Непросто решался также вопрос с жильем для приезжих. Сотрудники АН СССР разме­щались в общежитиях университета, надворных постройках, актовом, чи­тальном, физкультурном залах. Очевидцы впоследствии вспоминали: «Спортивный зал переоборудовали в общую большую спальню. Узкие железные кровати, накрытые одинаковыми серыми одеялами с желтыми полосами, установили в несколько длинных рядов. Трудно было понять, что это — вокзал, больница или какое-то странное детище войны».

Многих эвакуированных поселили у себя казанские ученые. Академик А .Е. Арбузов пригласил в свою квартиру семьи академиков А. Е. Ферсмана и А. Н. Фрумкина. Во дворе университета были выделены помещения для академиков А. Н. Крылова, О. Ю. Шмидта, П. Л. Капицы.

Уже в сентябре–октябре 1941 года, несмотря на трудности, ученые приступили к работе.

Тематика научных исследований определялась условиями военного времени. В планах Академии наук значилось около 200 оборонных тем. Разработки эвакуированных ученых имели стратегическое значение. Так, в лабораториях Физического института АН СССР теоретические изыскания академиков Л. И. Мандельштама, Н. Д. Папалекси, В. А. Фока и других нашли применение в борьбе с радиопомехами, расширением системы радиопеленгаторов, помогавших определять расположение основных позиций артиллерии противника и т.д.

Акустическая лаборатория того же института во главе с Н. Н. Андреевым разработала и подготовила аппаратуру для дистанционного подрыва мин в воде на расстоянии, безопасном для тральщиков.

Исследования выдающегося физика, академика А. Ф. Иоффе Ленинградского физико-технического института позволили обеспечить партизанские рации электроэнергией: он сконструировал котелки с дном из термоэлементов.

Ученые Физиологического института и Института эволюционной физиологии и патологии высшей нервной деятельности изыскивали лекарственные вещества, способные помочь организму человека справиться с экстремальными боевыми ситуациями; разрабатывали способы борьбы с отеком мозга, воспалением легких; исследовали ферменты крови при осложнениях после ранений и т.д. Во главе с академиком Л. А. Орбели были получены ценные результаты по ранней диагностике газовой гангрены. В лаборатории под руководством Е. М. Крепса был разработан метод, позволявший предупредить угрозу надвигающегося сепсиса на начальных стадиях.

В лаборатории динамики материалов, которой руководил В. П. Куприенко, в сентябре 1941 года приступили к созданию облегченной авиаброни. В январе 1942 года эту работу возглавил переехавший в Казань профессор И. В. Курчатов. С Л. И. Русиновым и Л. М. Шестопаловым они внедрили в производство принципиально новую броню для самолетов, где усиление противоснарядной стойкости шло за счет изменения конструкции защитного слоя металла, а не увеличения толщины брони, как было ранее.

В Институте машиноведения Е. А. Чудаков и А. К. Дьячков занимались устранением дефектов в деталях авиамоторов. Новые сплавы для моторостроения разрабатывал А. А. Бочвар. Вопросами улучшения авиавооружения занимались З. Ш. Блох, Н. И. Пригоровский, М. Н. Бучин и другие.

28 сентября 1942 года была организована секретная лаборатория атомного ядра АН СССР. Возглавил лабораторию И. В. Курчатов, который еще до войны начал опыты по исследованию цепных ядерных реакций на быстрых нейтронах. В срочном порядке самолетом из Ленинграда в Казань был переброшен почти весь запас урана, которым располагала страна — 20 килограммов. Завод «Серп и молот» получил специальное задание по созданию установки по обогащению урана.

И. В. Курчатов

Проводившиеся здесь исследования положили начало созданию отечественной атомной промышленности. Позднее лаборатория была преобразована в Институт атомной энергии имени И. В. Курчатова.

В период тотальных репрессий многие ученые были арестованы по обвинению в создании шпионских и диверсионных групп, работавших на Германию. Но практически всем ученым была сохранена жизнь и предоставлена возможность продолжения работы в условиях специальных конструкторских бюро в Москве и некоторых других городах.

Группа авиаконструкторов во главе с В. М. Петляковым, например, в условиях заключения создали знаменитый Пе–2, который стал основным фронтовым бомбардировщиком военных лет. Вскоре после этого В. М. Петляков был амнистирован и назначен главным конструктором Казанского авиационного завода, на котором строились тяжелые бомбардировщики ТБ-7, будущие Пе-8. После гибели В. М. Петлякова главным конструктором завода стал В. М. Мясищев.

С. П. Королев

Но большинство ученых продолжало трудиться в тюремных условиях. По линии НКВД попали в Казань известные авиаконструкторы А. Н. Туполев, С. П. Королев, С. А. Чаплыгин. На базе Казанского завода № 16 было создано Особое конструкторское бюро во главе с В. А. Бекетовым. Как «спецконтингент» в Казани, Б. С. Стечкин и Г. Н. Лист работали над созданием пульсирующего ускорителя самолета, А. Д. Чаромский — над исследованием новых типов дизельных двигателей для тяжелых самолетов. Ученые В. П. Глушко и С. П. Королев должны были усовершенствовать летные характеристики самолета Пе-2. Эту цель следовало реализовать за счет установки на серийных самолетах реактивных двигателей, обеспечивавших быстрый прирост скорости и уменьшение длины разбега при взлете. Первый полет Пе-2 с реактивной установкой состоялся 1 октября 1943 года. Самолет пилотировал Г. П. Васильченко, инженерами-испытателями руководил С. П. Королев. Позже РУ-1 и его модификации на основе РУ-1 ХЗ испытывались в 1944–1945 годах на самолетах Яковлева и Сухого.

Легендарный реактивный двигатель РД-1. Музей КМПО

Исследования проходили успешно. Уже в марте Б. С. Стечкина отозвали в Москву, где он продолжил работу над созданием авиационных двигателей. Реактивная авиация, созданная в Казани, стала ступенькой на пути в космос.

Значительное расширение производства металлургической, химической, авиационной и танковой промышленности во время войны создало дефицит кислорода, при этом дешевого и удобного. В результате исследований руководителя Института физических проблем академика П. Л. Капицы была создана самая мощная в мире турбинная установка, поз­волявшая получать до 2000 кг кислорода. Сгущение воздуха происходило при давлении в 6 атмосфер, тогда как раньше для этого процесса требовалось 100–200 атмосфер. Профессор Института органической химии АН СССР Б. А. Казанский совместно с Я. Т. Эйдусом предложили заменитель крайне дефицитного этиленгликоля в антифризах для самолетов и автомобилей.

Академик П. Л. Капица

Разработка новых способов очистки от вредных примесей песков для стекольной промышленности, изготовление цемента на основе широко распространенных в ТАССР доломитов и многое другое входило в круг научных исследований сотрудников эвакуированных институтов и учреждений АН СССР.

При этом недостаток полноценного питания, плохие жилищные условия, обострение хронических болезней подрывали здоровье ученых. Вице-президент АН СССР О. Ю. Шмидт в марте 1942 года писал секретарю Татарского обкома ВКП(б) А. Г. Колыбанову: «Среди работников Академии наук и членов их семей в течение последних месяцев были 24 случая заболевания сыпным тифом. Заболевшие, несмотря на неоднократные обращения в Горздравотдел, оставались неизолированными, вследствие отсутствия мест в городских больницах. Кроме того, — продолжал академик, — необходимо отметить, что 550 человек работают с ядовитыми и отравляющими веществами и в связи с этим нуждаются в дополнительном спецпитании, которого они регулярно не получают».

Но материальное неблагополучие не могло сломить волю научных работников. Высокое чувство гражданского самосознания поддерживало их стремление сделать все ради Победы.

На общем собрании Академии наук 7 мая 1942 года в Свердловске, докладывая о труде ученых, академик А. Ф. Иоффе рассказывал, что был свидетелем того, как целая группа сотрудников, желая скорее закончить работу, в течение трех недель не уходила из института. В своем выступлении он напомнил также о самоотверженности физиков, которые, выполняя оборонное задание в Казани, трудились на открытом воздухе при сорокаградусном морозе с приборами, к которым прилипала кожа рук. Но все запланированные опыты были доведены до конца!

Плодотворно работали в дни войны и казанские ученые. Их деятельность была в основном направлена на получение новых материалов и продуктов, необходимых фронту и тылу.

Биологи изыскивали дополнительные источники питания для населения за счет диких и забытых культурных растений. Профессор В. И. Баранов организовал экспедицию по изучению плодов шиповника как ценного витаминного и пищевого ресурса. Профессор Н. А. Ливанов предложил технологию производства белка из моллюсков. По итогам работ местных и эвакуированных ученых был составлен атлас съедобных и ядовитых грибов в окрестностях Казани.

Профессор М. В. Марков составил иллюстративный справочник о дикорастущих лекарственных растениях края, призванный облегчить сбор жизненно необходимых в военное время трав и цветов, что позволило привлечь к этой работе школьников и студентов.

Профессором сельхозинститута П. М. Тихоновым был выведен новый гибридный сорт пшеницы высоких хлебопекарных качеств, превышавший по урожайности стандартные сорта на 15–40 процентов.

Огромные проблемы с водоснабжением заставили ученых искать дополнительные источники воды. Преподаватели университета подготовили карту источников воды на правобережье и левобережье Волги, изучили подземные воды центральной части Камско-Волжского бассейна.

Поистине бесценным в медицине стало открытие метода новокаиновой блокады знаменитого казанского хирурга А. В. Вишневского.

Поистине мировое значение для науки имело открытие казанского физика Е. К. Завойского, в 1944 году обнаружившего впервые явление электронного парамагнитного резонанса. Этим было положено начало новому направлению физических исследований — магнитной радиоспектроскопии. Заслуги ученого были высоко оценены — Е. К. Завойский был избран действительным членом АН СССР и удостоен Ленинской премии.

Казанский ученый Евгений Завойский открыл явление электронного парамагнитного резонанса

В июне 1942 года по примеру других регионов в Казани была образована Комиссия по мобилизации ресурсов Среднего Поволжья и Прикамья на нужды обороны. Она состояла из 8 секций: нефтяной, энергетической, химической, минерально-сырьевой, сельскохозяйственной, зооветеринарной, водохозяйственной и экономической.

Трудно переоценить значение работы нефтяной секции Комиссии. Ученые во главе с членом-корреспондентом АН СССР С. Ф. Федоровым доказали наличие в недрах ТАССР больших запасов промышленной нефти. Нефтеносные пласты были обнаружены на юго-востоке республики, где в годы войны уже началась добыча.

Продолжали свои научные изыскания и ученые гуманитарного профиля. Историки и филологи были задействованы на идеологическом фронте. Была создана специальная комиссия по сбору и изучению материалов Великой Отечественной войны. Исследования ученых позволили в короткие сроки, сразу после Победы, подготовить и издать первую республиканскую «Книгу Героев», посвященную боевым подвигам наших земляков на фронтах войны. В книге были освещены личные подвиги Героев Советского Союза: Михаила Девятаева, Александра Матросова, Магубы Сыртлановой, Николая Столярова, Газинура Гафиатуллина и других.

Совместная работа с эвакуированными в республику научными силами страны способствовала творческому росту казанских ученых. Потенциал местных кадров был настолько высок, что после реэвакуации большинства институтов и лабораторий АН СССР в 1943 году многие коллективные проекты были переданы на самостоятельную разработку казанцам. Решение правительства СССР от 13 апреля 1945 года гласит об открытии в республике Казанского филиала Академии наук СССР. В его состав вошли пять научно-исследовательских институтов: математики, физики и механики, химии, геологии, биологии, литературы, языка и истории. Председателем Президиума АН был избран академик А. Е. Арбузов.

Председатель президиума Казанского филиала Академии наук СССР А.Е. Арбузов

Ответственность и добросовестность эвакуированных и татарстанских ученых обеспечили успешное развертывание военного производства, расширение выпуска продукции оборонного характера, поддержание на должном уровне боеспособности армии и флота.

Труд ученых в военные годы был высоко оценен. Группе научных сотрудников были присуждены Государственные премии, вручены ордена и медали Советского Союза.

В статье использованы материалы доктора исторических наук Айслу Кабировой
Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Пламя №1
Хочется, чтобы это не повторилось…
Незримый фронт Ивана Зозули
Командир танка