Истории
24.09.2021
Воронеж

К подножию Белухи

Татьяна Куприна, заместитель начальника юридического отдела ООО «Газпром межрегионгаз Воронеж»

7 часов в ненавистном плацкарте, перебежки по Москве, отвратительные пельмени на привокзальной площади, жуткая головная боль при каждом поднятии рюкзака (и куда меня несет на старости лет?), очередь на регистрацию в Домодедово, разваливающийся на ходу новенький рюкзак, толпа людей в ночном аэропорту, посадка в последнюю минуту и беспокойный, прерывистый сон в самолете под действием болеутоляющих таблеток. Отвратительное начало.

На стоянке в аэропорту Барнаула я быстро нашла свой автобус, который, забрав большую часть людей на ж/д вокзале, повез нас на базу в Барангол. Дорога заняла часов 5 с небольшими остановками.

В Баранголе мы познакомились с инструкторами, получили недостающее снаряжение, погрузились в транспорт и выдвинулись в Тюнгур — точку выхода на маршрут. Это еще часов 7 пути.

Где-то около 2 часов ночи автобус выгрузил нас в Тюнгуре. 35 человек (несколько групп) с шумом и суетой поставили палатки, нарезали два тазика оливье и сели ужинать. По кругу пустили чашку с чаем. Каждый турист рассказывал о себе и причинах своего приезда на Алтай, говорил «Чуй-чуй» и отпивал чаю. Так прошел вечер знакомств.

Наша группа состояла из 7 человек. Первоначально было 9, но двое сошли в первый день, трезво оценив свои силы на первом же перевале. Перечислю всех. Инструктор — Стас (имена изменены). Рассказы Стаса (алтайца по национальности) о народных особенностях, истории, преданиях, обычаях коренных жителей, природе и просто о жизни на этой земле помогали идти и позволили не только узнать, но и успеть полюбить этот потрясающий край.

Музей Николая Рериха

Рюкзак Стаса заслуживает отдельного внимания, почти как член группы. Он был, как минимум, в 1,5 раза больше наших. Немногие личные вещи — на самом дне, а остальное — общественное снаряжение и продукты. На большой рюкзак был прицеплен еще один, маленький. Но гвоздь программы — топор, который Стас навешивал на рюкзак сверху. Топор угрожающе поблескивал и «пел», когда за его лезвие задевали ветки деревьев. Это пение сопровождало нас весь поход.

— Ребята «скороходы» (гость из Швейцарии со своей русской девушкой);

— Подруги-москвички;

— Наш «тихоход» Вера;

— Я. Мои прежние походы были короче и проще. Сходить на Алтай мечтала давно, но побаивалась. Решиться помог мой инструктор по Крыму, заверив меня, что я справлюсь. Этим походом я планировала закончить свою туристическую жизнь (ха-ха, как же! До сих пор каждый поход — «последний»).

***

Утром под призыв инструктора мы вылезли из палаток. Ясное небо, горы вокруг, речка Катунь. Утренний моцион, завтрак, сборы, раздача провианта, шок от веса рюкзаков. Ребята из групп, которые шли в сопровождении лошадей, подходили попробовать поднять наши рюкзаки и сочувственно похлопывали нас по плечу. Выслушав технику безопасности и забравшись «под рюкзаки» мы отправились в путь.

Где-то час мы шли в приличном темпе. А потом начался перевал Кузуяк — подъем с уровня Тюнгура порядка 600 метров. Всего ничего, но солнце, жарко…

Не знаю, сколько мы поднимались, мы не засекали. А еще, не фотографировали, практически не разговаривали, по сторонам не смотрели и почти не думали. «Вот дойду до того дерева/камня/поворота и остановлюсь отдышаться…». Можно сказать, что это была единственная мысль в моей голове практически на протяжении всего подъема. И с каждым таким переходом, расстояние до следующего намеченного дерева/камня/поворота уменьшалось. Под конец оно составляло шагов 10 (+-).

Именно после этого перевала нашу группу покинули 2 участника. При этом, часть продуктов, которые они несли, пришлось забрать на себя. Стас принес продукты, бросил их на траву и стал без особой надежды искать место в своем угрожающе огромном рюкзаке. Мне стало очень жаль его — и так раза в два больше нас несет, а тут еще это. Я знала, что не надо этого говорить, но не выдержала: «Стас, давай мне что-нибудь, помогу…». Он увидел, что места в моем рюкзаке еще предостаточно (я специально взяла минимум вещей, чтоб легче было) и отдал мне 4 буханки хлеба. В итоге, помимо прочей провизии я несла в общей сложности семь буханок, занявших пол рюкзака. Остаток пути до стоянки я с ужасом гадала, как я пройду еще хотя бы день с таким весом.

Положенный километраж мы в этот день не прошли. Отстали от плана на 1,5 часа пути. Упали на милой стоянке у ручья. Ужин, костер, разговоры…

Мы весь вечер расспрашивали Стаса о жизни в Горном Алтае. Он рассказывал о прошлом и настоящем. О целом народе и о самом себе. Интересно было узнать о жизни коренных народов Алтая, которые до настоящего времени сохраняют свои национальные традиции. Например, разные народности алтайцев говорят на разном диалекте и иногда они могут даже не понимать друг друга. Русский язык в широком обиходе, его учат в школе, но в далеких деревнях с русским уже сложнее. В семьях принято иметь много детей. Детвора, которую мы встречали, всегда чумазая и с какой-нибудь едой. Бросилось в глаза, что чаще, чем у нас, именно папы и дедушки проводят время с детьми. Семья вообще имеет очень большое значение для алтайцев. Смешанные браки допустимы и распространены. Глава в семье — мужчина, но женщина бесправной не считается. В общем, вполне себе современный уклад, но с небольшими особенностями. К родителям у алтайцев принято обращаться на Вы.

Алтайцы до сих пор верят в духов и у них процветает шаманство. В какое-то время их понуждали к крещению. Сейчас много алтайцев крещеных в православие, но придерживающихся шаманства. Шаманы известны всем. Они бывают как колдуны — белыми, черными и серыми. Причем, шаман не сам выбирает себе стезю. Он рождается с определенными способностями и иного делать не может. Известны всем и распространены в обиходе обряды. Например, очень часто мы встречали деревья с повязанными на них ленточками — этот обряд совершают для того, чтобы духи не гневались и помогали. Стас сказал, что большинство ленточек навешано туристами и это неправильно. Оказывается, вешать их можно только в прибывающую луну, ленточки должны быть определенного цвета и длинны в два локтя и т.д. В общем, из всего многообразия ленточек Стас узнавал ленты настоящих алтайцев.

Большинство местных хорошо знают своих предков и историю своего народа. Например, Стас знает 10 поколений своей семьи, он знает в каком году и как его предки (воины) пришли на эту землю.

Было интересно и немного грустно за нас, русских, потерявших уважение к своему прошлому. Но кое-что мы все-таки рассказывали Стасу и о своей жизни. Страна наша большая (на Алтае это особенно чувствуется), плюс иностранцы в группе. Интересно.

***

Следующие два дня были похожи друг на друга.

Долина Ак-кем

Тропа от Тюнгура к озеру Ак-кем одна и не особо трудная, а потому — многолюдная. Интересно то, насколько разношерстный народ нам встречался. Там были группы подростков, людей в возрасте (как мы их назвали — группы здоровья), группы, в составе которых были дети. Мы даже встретили парня, который за спиной нес рюкзак, а на груди «кенгуру» с младенцем. Малыш увлеченно и сосредоточено смотрел вперед, папаша юморил, а мама за ними еле поспевала.

По дороге нам открылась жемчужина Алтая — красавица Белуха. Стас сказал, что иногда туристам не везет — Белуха весь поход может прятаться в облаках. А нам повезло! Мы видели Белуху все время, пока позволял рельеф местности.

И вот вечером третьего активного дня мы подошли к озеру Ак-кем (пер. «Белая вода»). Большое холодное (t +5 С) мутно-белое из-за примесей озеро на высоте 2050 м.н.у.м., которое лежит окруженное черными горами у подножия заснеженной Белухи.

***

Первое утро на Ак-кеме выдалось пасмурным, морил дождик. По плану у нас был в этот день поход в Долину Семи озер. Очень уж мне туда хотелось. Но Стас сказал, что при такой сырости идти туда далеко и опасно. В итоге, все большой компанией из четырех групп отправились на прогулку в долину Ярлу (она же — «долина эдельвейсов»).

Сначала нам предстояла переправа на другой берег Ак-кема на надувной лодке. Потом «заливные луга», березовая роща по-алтайски (заросли карликовой березы высотой по колено), широкое обмельчавшее русло реки Ярлу, камни разных оттенков, цветы, сочная зелень и низкие облака.

Место, к которому мы шли, по легенде обладает особенной энергетикой. Это место, где центр земли через эдельвейсы соединяется с центром вселенной. Выложенное камнями ограждение окружает большое количество каменных пирамидок, средоточие эдельвейсов и большой гладкий камень с нарисованными на нем символами. Опять же, по легенде, можно почувствовать, что этот камень бьется как сердце.

Возле этого места обитают продвинутые в эзотерике бабушки, почитающие Рериха, несущие в массы свои знания и охраняющие Ярлу от нерадивых туристов, принимающихся собирать и уносить с собой камни и эдельвейсы. Последние особенно жалко, потому что они очень редкие и все равно до дома не доедут, погибнут.

Рядом отлично просматривается гора, которую Стас назвал Мать мира. Ее форма напоминает лежащую женщину, которая откинула назад голову в безмолвном крике, а сердце ее истекает кровью. Красная порода как бы стремится вниз от выступа на гребне черной горы.

Долина эдельвейсов на фоне горы Мать мира

Вечером была баня. Хотя баня — это громко сказано. Палатка, в которой стоит печка, две лавки и тазики. Мужики приносят воду ведрами. Но как же было здорово!

Кульминацией вечера был случай, который можно принять за анекдот. Ночь, темно, многолюдная туристическая стоянка в трех днях пути от маломальской цивилизации. Группа уставших, но довольных туристов ужинает у костра. Раздвигаются ветки близлежащих кустов, из которых выходит парень с вопросом: «Ребят, ни у кого зарядки для ноутбука не найдется?».

***

Утро второго дня на Ак-кеме начиналось с восхищенного «Ах!» из каждой палатки. Ясное небо, солнце, полностью открытая Белуха. Невозможно красиво. В голове не укладывается, что ты оказался в этой красоте, что вообще есть что-то настолько совершенное в нашем мире.

К озеру Горных Духов на 2 700 м.н.у.м. мы пошли налегке. Это был долгий, но безумно интересный и красивый путь.

В долине большие пространства занимают «заливные луга», на которых пасутся лошади. Через несколько минут пути нам открылась бревенчатая часовня Архангела Михаила, посвященная всем погибшим туристам, в т.ч. в районе Белухи. Часовня современная, но очень уютная. Там постоянного служителя нет, присматривает кто-то с Ак-кема. Дверь закрыта на щеколду и каждый может, разувшись на крыльце, войти. Внутри иконы, свечи, книги, можно оставить записки. На табличках списки имен тех, кто погиб в горах, тех, за кого молятся. Выйдя из часовни, мы увидели на небе облако в виде сердечка, как послание от Бога.

Вообще, Бог там близко, я бы даже сказала — вокруг. Постоянно сопровождало ощущение благодарности Всевышнему за само существование этого мира, за свою жизнь, за то, что есть руки-ноги, чтобы дойти, глаза, чтобы увидеть, силы, чтобы нести рюкзак. За то, что не упал, не покалечился, не пострадал.

Подъем на Озеро Духов дался мне непросто, несмотря на то, что шли мы налегке. Стас взял приличный темп, местами мы почти бежали. Но впечатления не передать! Красота, движение, преодоление, даже какое-то соревнование. Курумник, каменные глыбы, реки, водопады, расщелины. Вверх и вниз.

И вот — озеро Горных Духов. Прозрачная вода бирюзово-зеленого цвета, черные скалы вокруг, камни выше человеческого роста, ледник на горизонте, а сзади — верхушки окружающих гор, огромные пространства и зеленая-зеленая трава под ярко синим небом и палящим солнцем.

Озеро Горных духов

Кто-то спросил, можно ли искупаться. Стас запретил, и спорить никто не стал. Мы практически молча пообедали на большом гладком камне у воды, после чего кто сел, кто лег на этот камень, подставив солнышку и ветру измученные ноги. Кто-то смотрел на воду, кто-то загорал, кто-то дремал. Редкие переговоры тихим шепотом. И тишина. Это был какой-то особенный момент.

А потом пришла какая-то чужая группа и туристы сразу с визгом полезли в воду, нарушив наш покой. Уже на обратном пути я спросила Стаса, почему он запретил нам купаться, если другие купаются. Стас ответил, что им это еще аукнется. Дело в том, что по алтайским поверьям около этого озера обитают духи, и если искупаться в нем, или помыть ноги — духи будут мстить за оскорбление.

Дорога назад была окрашена лирическим настроением и усталостью. Крутой спуск дал новую нагрузку на ноги, и они уже не слушались, тряслись от слабости при каждом напряжении. Но в лагерь мы вернулись совершенно счастливыми.

***

Утро следующего дня выдалось прохладным, ясным и суматошным. Нам предстоял подъем на перевал Кара-Тюрек («Черное сердце»). Перепад высоты всего 1000 м. Но каких!

Через полчаса подъема уже хотелось стать на стоянку. Через час — хотелось домой. Через полтора — у нас, внутренне принявших неизбежность происходящего, будущее опять свернулось до 10 ближайших шагов. А поднимались мы на Кара-Тюрек 7 часов.

Подъем на Кара-тюрек на фоне Белухи

С подъемом менялась местность. Сначала исчез лес (нам повезло, что небо все-таки затянулось облаками, иначе — сжарились бы). Затем растительность становилась все ниже и ниже. Какой-то участок пути был усыпан цветами, потом исчезли и они. Дальше начался мох, и, наконец — только черные камни с контрастными участками не растаявшего снега. Впереди только земля и ноги впереди идущего товарища. А сзади, как на ладони — вся долина Ак-кем, Белуха и множество других гор с заснеженными верхушками. Пространство и масштаб поражают своим величием и великолепием.

С набором высоты стало холодней. На узкой тропе вдоль обрыва нас застал дождь, а затем и град. Пока дошли до более широкого места, и надели дождевики — уже промокли. Дождь то начинался, то прекращался, заставляя нас снимать-одевать дождевики. В итоге, то жарко, то холодно. Народ надел перчатки, а мои остались на самом дне рюкзака — пальцы заломило от холода.

Уже на большой высоте началась местность, от которой повеяло сюрреализмом, или чем-то в духе Гильермо Дель Торро. Все что видишь — черные камни и белое небо. Поднимаешь голову и вот она — долгожданная вершина. Еще пять метров вверх и все! Поднимаешься на эти пять метров, а там опять камни, новый пригорок и так до бесконечности. Кажется, ты застрял в каком-то пространственно-временном континууме.

При подъеме на Кара-Тюрек до высоты 3 100 м.н.у.м. в нашей группе наблюдались: головокружения, кровотечение из носа, боль в легких, затрудненное дыхание, отдышка.

Но мы его взяли! 7 часов подъема и мы покорили Кара-Тюрек! Несмотря на усталость, на вершине я станцевала джигу (ну или что там у меня получилось). Наверху, куда не посмотри, до горизонта насколько хватает взгляда — горы (бельки). Состояние ни с чем не сравнить!

Погода менялась, набежали тучи. Обедать мы не стали — съели по конфете и пошли на спуск. Перед уходом Стас оставил Духам пожертвование в виде конфет. Только мы начали спуск, как опять пошел дождь. Через десять минут это уже был ливень с резкими порывами холодного ветра. Еще через десять минут мы оказались внутри грозового облака. Гром трещал так близко! Казалось, что тряслась земля.

Стас скомандовал сесть на землю — переждать непогоду. Дождевик на мне сидел криво (одевала второпях), одежда мокрая, обувь патологически мокрая, руки ломит от холода. Я сидела сильно свернувшись, подставляя дождю спину и пытаясь согреться. Я не смотрела на небо, но, ребята сказали, совсем близко были молнии. Дождь стих, и мы пошли дальше. Природа менялась в обратном направлении. Камни после дождя скользкие, грязь вперемешку, вода с листвы деревьев. И вот долгожданная стоянка. Сухих дров нет, равно как сухой одежды и обуви. Мы быстро поставили палатки, и я залезла в спальник греться в обнимку с мокрыми вещами (есть шанс, что в спальнике за ночь они высохнут). Почти заснула, когда Стас-герой позвал на ужин. Мы быстро поели, и большинство отправились спать.

***

Утро, к нашему разочарованию, встретило нас частым мелким и, казалось, затяжным дождем. Он бил по крыше палатки, из которой так не хотелось выходить.

Героический Стас во время приготовления завтрака предоставил нам выбор: мы можем никуда не идти и провести день в палатках, но тогда мы потеряем день на Кучерлинском озере, или надо собираться и идти. Гробовое молчание. Уж больно трудный выбор. Молчание нарушила Вера, мол, чего развел демократию? Как скажешь, так и будет!

В итоге Стас принял решение идти. И не зря. Мы вышли на открытое плато, и появилась возможность позвонить родным. Выглянуло солнышко, стало теплее и радостнее. А оглянувшись назад, мы увидели Кара-Тюрек, на котором были вчера — «Черное сердце» за ночь покрылось снегом.

Дорога не была примечательной. Лес, сырость, скользкие камни и дрожь в ногах от напряжения и постоянного хождения на полусогнутых (из-за крутизны спуска). Начали чаще встречаться люди, которые поднимались на Кара-Тюрек — дорога с этой стороны менее крутая. Новость, что на Кара-Тюреке снег никого не радовала. Вечером мы пришли на Кучерлинское озеро.

***

Утром Кучерлинское озеро показалось во всей своей красе. Бирюзово-зеленая гладь воды в окружении гор, из которого берет исток шумная речка Кучерла, пышная растительность и над всем этим синее-синее небо. Вид на озеро с возвышения просто бесподобен!

Кучерлинское озеро

Два дня возвращения в цивилизацию мало чем отличались друг от друга. Нам пришлось месить грязь на хоженых лесных тропах. Грязи было очень много из-за сырости последних дней.

21 июля мы справили день рождения Стаса. В этот вечер мы ночевали на платной стоянке — на большой поляне, где была добротная деревянная баня. В подарок Стасу мы сделали торт из печенья и шоколадной пасты и даже со свечой.

На следующий день мы вышли на поляну с возвышающейся над ней скалой. На скале за деревянным ограждением множество рисунков эпохи неолита. Древние изображения охоты — косули и люди с луками. Конечно, свободный доступ к рисункам привел к тому, что нерадивые туристы стали пририсовывать свои изображения, подражая древним. Ну и, конечно же, имели место надписи типа «Здесь был Ваня» (хотя таких, к счастью, единицы). Мы бросили рюкзаки и сели на привал лицом к рисункам. Стас показывает и рассказывает об этих древностях, и в этот момент на тропу выходит группа на лошадях: семья (мама, папа, дочь) и конюх-проводник. Девушка, увидев скалу, ограждение и нас, спросила: «Что это?». Конюх безразлично ответил: «Камень…». и группа ушла дальше. Вывод из ситуации: отправляясь в путешествие, не экономьте на проводниках!

Наскальные рисунки

К вечеру мы были в Тюнгуре. Прохлада, легкий туман, робкое солнышко между синими тучами, а позже — жаркий костер в темноте и большая ясная луна над вершинами гор. Красота! Уставшие, довольные, наконец, в сухой одежде, мы легли спать.

Утром мы встали раньше, чем Стас крикнул «Подъем!». Поливал дождик. Сборы были быстрыми — правильно и аккуратно укладывать рюкзаки не было ни сил, ни желания. Нам предстоял обратный путь.

Когда автобус тронулся, я не смогла сдержать слез — так не хотелось уезжать.

Кажется, там на Алтае мир еще сохранился в своем первозданном совершенном виде. Мой привычный мир был перевернут с ног на голову. Или, скорее, наоборот — я увидела, как должно быть, я увидела жизнь, какой она была задумана Богом.

Попробовали представить и почувствовать то, что я здесь пишу? А теперь умножьте свои впечатления в разы! Воображение не справляется? Тогда поезжайте на Алтай!

Возвращение в Тюнгур

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Сотрудники «Газпром межрегионгаз Назрань» покорили самую высокую гору Ингушетии
Велопрогулка до Геленджика
Встречают по прическе
13 сентября — День парикмахера
История моей семьи. Карма
Часть 3