Истории
08.10.2021
Омск

История моей семьи. Карма
Часть 2

Елена Лобова, специалист 3 категории административно-хозяйственного отдела АО «Омскоблгаз»

Предлагаем вашему вниманию вторую и начало третьей часть мистического рассказа нашей коллеги.

 2

Моей бабушке 93 года. Глядя в ее большие выцветшие глаза, пытаюсь заглянуть глубже, чтобы разгадать тайну, которую она хранит без малого почти век. Историю своей, нашей семьи, точнее, рода.

— Бабуль, расскажи что-нибудь о своем отце, маме, про свою родню, и вообще, расскажи про наш род, — пыталась разговорить бабушку.

— Да я уже ничего не помню, давно это было… Отец был поляк по национальности, работал на заводе, мама была украинка, работала поварихой, был брат, ты его знаешь и его семью тоже. Вот и все, что еще рассказать?..

И всегда с большими подробностями вспоминала свою жизнь после войны, а вот все, что было до Великой Отечественной войны… Сознательно уводила разговор в сторону. Не могла я ее разговорить ни в какую, не помню, говорит, и все. Никак бабушка не хотела понять, что все, что происходит в нашей жизни, есть плод действий предков. И чтобы понять, исправить код рода, нужно знать его историю…

И вот однажды, зимним вечером, носилась по просторам интернета, пытаясь выискать что-нибудь или кого-нибудь по фамилии бабушки. Вдруг вижу, на моей страничке появилась гостья, до боли знакомые и родные черты лица…

— Здравствуйте, — пишу я, — вы знаете Ираиду Курдыбановскую?

— Леночка! Я тебя сразу узнала. Я ее родная племянница, Людмила! — очень приятная и приветливая женщина рада нашей встрече. Мы не виделись без малого 35 лет! Всю ночь мы рассказывали друг другу о наших семьях, кто женился, какие детишки появились, хвастались, показывали фотографии, плакали, и самое главное — мы одновременно начали интересоваться историей рода.

— Теть Люд, я сегодня такой сон видела, значения пока не поняла, но тебе стоит послушать, это касается нас всех! — и стала рассказывать о событиях предыдущей ночи, про незнакомца, про холод.

Внимательно выслушав мой рассказ, тетя сказала:

— Ленусь, у тебя есть способности. Ты можешь видеть сквозь время. Бабушка должна рассказать тайну. Попытайся все узнать про отца, про его близких родственников, она должна помнить!!!

— Вряд ли, я много раз просила ее об этом. Не помню, говорит, и все тут.

— Убеди ее в этом, она не сможет уйти из этого мира спокойно, пока не расскажет! — настаивала тетя, продолжая увлеченно рассказывать о своей большой семье.

— Ладно, теть Люд, пошла спать, а то у нас два часа ночи! Выходи завтра на связь!

— Спокойной ночи, Леночка! Обязательно выйду, и все обсудим!!!

Заснула очень быстро. И снова лечу через пространство, через время, сменяющееся отголосками событий в виде световых фаз, эфирных щелчков, треска, звуков, шорохов, потоком воздуха несет меня в неведомые дали. Внизу видны опять то же село, небольшое озеро рядом, лесные чащи дополняют сельский пейзаж красотой, смешанный с запахом молока и хлеба, с запахом домашней скотины и сена. Меня возвращают на то же место, откуда унесли вчера. На середину улицы села Черномин Винницкой области.

Бабушкин дом

Открытая калитка с крепким плетнем, загораживающая хорошенькую и ухоженную хатку, как бы приглашала меня зайти внутрь. Не торопясь, осторожно захожу во двор. Дворик был очень ухоженный, по двору бегала какая-то живность, кричали петухи, а в маленьких оконцах висели занавески с вышитыми цветочками. Свежевыбеленная хатка напоминала, что здесь живет зажиточная семья, несмотря на то что в 30-е годы на Украине свирепствовали голод и террор.

Дверь в хату была тоже открыта, в сенцах лежала вязаная дорожка, стояли какие-то ведра, домашняя утварь, стены побелены, впереди небольшая дверь, видимо, в чулан. Захожу в большую комнату. За столом сидит вчерашний мой знакомый, который представился Шуриком. Голова его опущена, о чем-то задумавшись, ладонью взъерошив жидкие волосы на голове, пытаясь найти ответы на свои вопросы, а в другой руке держит стакан с самогонкой. И повторял все время: «За что? За что она так со мной поступила?»

Не закусывая, хотя на столе стояла тарелка с хлебом, разломанным на куски, с луком, солью, зеленью, выпивает залпом самогон. Потом еще и еще… Достал бумагу, перо, чернила и начал писать. Писал долго, продумывая каждое слово, что-то подчеркивая, при этом бормоча себе под нос, писал о чем-то важном! Мое любопытство сильнее порядочности, поэтому я без зазрения совести заглянула через плечо и прочитала его письмо. Это был донос на Иосифа Валерьяновича Курдыбановского, отца Ираиды!!!…

3

За Иосифом пришли ночью. Разбудив спящих в доме громким стуком, вошли в дом офицер и солдаты в синей форме, фамильярно назвали его имя, фамилию, отчество, год рождения и, не дав собраться по-человечески, увели. Анастасия, жена, быстро скомандовала всем находящимся в доме собираться, взять самое необходимое из вещей, сама собрала продукты на дальнюю дорогу, документы и выскочила с детьми из дома. По пути забежали к знакомым семьи брата Иосифа — Ивана и сестре Татьяне, сообщили им новость и скрылись из города. В эту ночь все родственники и близкие друзья успели уйти.

В машине-будке ехало много мужчин, наспех одетых. Ехали молча. Зловещий запах смерти витал в воздухе, и неспроста, так как эта машина служила еще для отлова бродячих собак и кошек, куда их потом девали, одному Богу известно… Все мужчины были разного возраста, от 16 лет и старше, разного телосложения, разного социального статуса, объединяло их только одно — польское происхождение. В глазах стоял один вопрос — за что? и никто еще не верил тогда, что это конец! Никто не знал тогда про утвержденный высшим руководством страны проект приказа об операции по репрессированию якобы бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов, что было установлено количество репрессий по всей стране. И самое страшное то, что приказ давал право местным руководителям просить у руководства НКВД дополнительный лимит на количество репрессируемых! Позднее последовали решения о проведении этнических чисток, так называемая «польская операция». Об этом узнают позже их дети, внуки, правнуки, если доживут… Всех мужчин, относящихся к польской национальности, забирали по всей Виннице без разбору: план нужно выполнять любой ценой…

Продолжение следует…

Отражение, 2013 г.

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Первый старт «Энергии»
Служебный нюх
Соловей — живой символ Курского края
Назрани — 240 лет