Его фильмы бьют в самое сердце
К 100-летию Станислава Ростоцкого

Станислав Ростоцкий — одна из знаковых фигур советского кинематографа. Несмотря на множество премий и титулов, любовь не только зрителей, но и власти, Ростоцкий был человеком очень непростой судьбы.

21 апреля исполняется 100 лет со дня рождения кинорежиссера, народного артиста СССР, дважды номинанта на «Оскар», лауреата Ленинской и двух Государственных премий СССР Станислава Ростоцкого. Вспомним каким был жизненный путь большого художника и его лучшие картины.

Станислав Ростоцкий родился в городе Рыбинске Рыбинской губернии 21 апреля 1922 года в семье врача Иосифа Болеславовича и модистки Лидии Карловны Ростоцких. Отец происходил из польского аристократического рода; дед служил генералом в Русской императорской армии, был назначен прокурором лично государем императором. Отец был известным врачом, занимался организацией медицины в СССР.

В возрасте пяти лет посмотрел «Броненосец „Потемкин“» Сергея Эйзенштейна и «заболел» кинематографом. В 1936 году, 14‑летним мальчишкой, по счастливому стечению обстоятельств он встретился с великим режиссером, попал на кинопробы, а потом и на съемки фильма «Бежин луг».

Сергей Эйзенштейн

В 16 лет Ростоцкий вновь пришел к Эйзенштейну, изложил свои планы связать себя с кинематографом и попросил быть его наставником. В 1940 году Станислав окончил школу и поступил в Институт философии и литературы. Этому во многом способствовали занятия с Эйзенштейном. Режиссурой они практически не занимались. Великий мастер убеждал ученика, что режиссуры не бывает без знаний литературы и искусства. Ростоцкий продолжал упорно заниматься в твердой уверенности, что путь его лежит прямиком в Институт кинематографии. Однако началась война.

Ростоцкий служил в звании рядового, в должности фотокорреспондента в 6‑м гвардейском кавалерийском корпусе. Участвовал в боях, пройдя путь от Вязьмы и Смоленска до Ровно, а закончил войну в Праге. В сражении под городом Дубно будущий режиссер попал под танк, и его, чудом выжившего, вытащила с поля боя медсестра, которой потом будет посвящена картина «…А зори здесь тихие».

В сентябре 1944 года после демобилизации, стал студентом Института кинематографии, в мастерской Г. М. Козинцева. Учился семь лет, поскольку одновременно с учебой работал в картинах мастера на киностудии «Ленфильм». Во ВГИКе же он познакомился со своей будущей женой — Ниной Меньшиковой.

Когда учеба подошла к концу, Г. М. Козинцев назвал фамилию Ростоцкого как режиссера, готового сразу работать в художественном кинематографе. Тем не менее, дипломную картину «Пути-дороги» не выпустили на экраны по идейным соображениям, положив на полку. Она вышла только после ХХ съезда КПСС, когда ее лично посмотрел и одобрил Никита Хрущев.

«Дело было в Пенькове»

В 1952 году Ростоцкий получил направление на Киностудию им. М. Горького, где проработал всю жизнь. Моментом рождения Станислава Ростоцкого как режиссера кинокритики считают 1957 год, когда была снята картина «Дело было в Пенькове». В своих предыдущих работах режиссер уже поднимал тему села. Фильм получился смелый и честный. Станислав Ростоцкий лишил своих героев «нормальности» и «образцовости», показывая счастье и страдание обычных людей с непривычной для советского зрителя стороны. Матвея сыграл молодой артист Вячеслав Тихонов, и фильм «Дело было в Пенькове» принес ему зрительское признание. Фильм был назван клеветой на колхозный строй, и когда он был уже на выходе, по команде сверху была организована кампания по его осуждению — старались доказать, что картина вредна.

«Доживем до понедельника»

Главной своей работой Станислав Ростоцкий называл фильм «Доживем до понедельника» (1968). В картине о взаимном воспитании показано противостояние взрослых, мыслящих «по образцу», и молодого поколения, которое смотрит на те же вещи другими глазами. Зрители видят сложную систему школьных отношений. Картина вызвала огромный интерес у зрителей. Фильм, по сути, открыл новое направление в кинематографе для юношества.

Картина вышла на экраны чудом. Запрет на съемки просто не успел прийти, потому что фильм был снят в рекордно короткие сроки — за 3,5 месяца и его копии уже успели отправить в министерство. Министр кинематографии А. В. Романов высоко оценил картину, но одновременно обусловил выход ее на экраны внесением около 30 поправок. Ростоцкий согласился только на три.

Только за первый год проката его посмотрели более 90 миллионов зрителей. Лента была удостоена Государственной премии СССР и Гран‑при на VI Московском международном кинофестивале.

В начале 1970-х годов Ростоцкий вновь обратился к теме Великой Отечественной войны. В 1972 году им был снят фильм «А зори здесь тихие…» по повести Бориса Васильева. Картина, рассказывающая об одном из бесчисленных эпизодов самой страшной в истории войны, получилась настолько проникновенно трагической, что не могла оставить равнодушным и отечественного, и зарубежного зрителя.

На съемках фильма «А зори здесь тихие…»

В своем творении режиссер призывает к защите трепетной, уязвимой и такой незначительной в масштабах фронта человеческой жизни. Несмотря на законы военного времени, убийство женщины, олицетворяющей любовь и материнство, предстает в картине кощунством, покушением на весь человеческий род.

Лента «А зори здесь тихие…» получила приз Международного кинофестиваля в Венеции в 1972 году, а через год номинировалась на премию американской киноакадемии «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке. В общей сложности только за год две серии картины посмотрели более 135 миллионов человек.

Еще одним фильмом, номинированным на «Оскар», стал фильм «Белый Бим, Черное ухо» (1977) по произведению Троепольского. Станислав Ростоцкий писал, что стремился тронуть разум и душу зрителя, чтобы чувства эти рождали энергию борьбы и «подводили зрителя к активной гражданственной позиции по отношению к жизни». Главный герой фильма — собака, но сама картина не столько о ней, сколько об индивидуальности, не раскрывшейся в агрессивной среде. Картина разбила сердца миллионам зрителей. Фильм был удостоен Ленинской премией, Гран‑при фестиваля в Карловых Варах, а также многих других наград.

Вячеслав Тихонов и Станислав Ростоцкий на съемках фильма «Белый Бим Чёрное Ухо»

«Белый Бим, Черное ухо — это слово к маленьким людям, которые будут потом взрослыми, слово к взрослым, которые не забыли, что были когда-то детьми.» Гавриил Троепольский

По опросам журнала «Советский экран» три фильма Станислава Ростоцкого были признаны лучшими фильмами года — «Доживем до понедельника», «…А зори здесь тихие», «Белый Бим Черное ухо».

Помимо режиссуры преподавал во ВГИКе. Был председателем жюри 9‑го, 10‑го, 11‑го, 12‑го и 13‑го Московских международных кинофестивалей. Опубликовал множество статей в журналах «Искусство кино», «Советский экран», в сборниках воспоминаний о Сергее Эйзенштейне, Григории Козинцеве, Андрее Москвине, Леониде Быкове.

Входил в состав правления Союза кинематографистов СССР вплоть до 1986 года, когда на скандальном V съезде этой творческой организации его и других заслуженных режиссеров неожиданно сместили с постов.

Он перестал снимать. В поздних интервью режиссер говорил, что ему больше нечего сказать, и что современное состояние кино повергает его в ужас. Последние годы жил уединенно в доме у Финского залива, посвятив себя любимому хобби — рыбалке. Также регулярно участвовал в кинофестивале «Окно в Европу».

Станислав Ростоцкий погиб за рулем своей машины 10 августа 2001 года после сердечного приступа. Он похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище.

1976. Вячеслав Тихонов, Станислав Ростоцкий и Григорий Александров на III съезде Союза кинематографистов СССР

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Барышня, дайте Смольный!
140 лет первым телефонным станциям в России
Карман России
200 лет Нижегородской ярмарке
Древняя Русь с соловьями на звонком раздолье
Курску — 990 лет
Особый режиссер
Андрею Кончаловскому — 85