Что же ты наделала, война?

Е. В. Соловьева, работаю ведущим экономистом АО «Газпром газораспределение Киров».

Я, Елена Викторовна Соловьева, работаю ведущим экономистом АО «Газпром газораспределение Киров». Моей мамочки, к сожалению, уже нет в живых. При жизни, а особенно перед смертью, она часто вспоминала свои детские годы в Баку, эвакуацию, долгие, тяжелые, голодные военные и послевоенные годы. Правильно, что мы храним память о тех, кто позволил нам вырасти в мире, о тех, кто на фронте завоевывал победу, о тех, кто работал в тылу, и о тех, кого война заставила повзрослеть и трудиться наравне со взрослыми.

Моей маме, Валентине Алексеевне Зыкиной, и всем детям войны посвящается.

Довоенный Баку с узкими извилистыми улочками, каменными заборами и домами, море с блестящими нефтяными проплешинами на поверхности, нефтяными качалками, воздух — то удушливо знойный, то свежий, но неизменно с запахом нефти. Люди в светлых одеждах, зычный голос торговца, развозившего на ослике кислое молоко в бурдюках: «Мацони, кому мацони…». Дом, стоящий буквой П, с отдельным входом и беседкой, увитой виноградом, там любили собираться все родные. А еще спелые звонкие арбузы, которые лопались от прикосновения острого ножа, ломались на большие ломти с красной сладкой мякотью, липким соком, стекающим по подбородку и рукам. Именно там родилась и провела свое детство маленькая девочка Валя. Детство было безоблачным и счастливым. Родители приехали сюда на работу, а еще здесь жила Бабуся с мужем и маленькой собачкой Тузиком. Валечка была старшим ребенком в семье, кроме нее росли сестренка Таечка и братик Вовочка. Таечка заболела и умерла еще до войны, а с Вовочкой они жили дружно, вместе играли во дворе или на большой каменной лестнице, что вела к дому. Беззаботно до 22 июня.

Война! Сначала это было не страшно, а даже интересно. По радио громко вещали, что враг вероломно нарушил границу и напал, люди собирались у громкоговорителей и что-то обсуждали, мальчишки весело скакали и собирались воевать. Лица мужчин были серьезны и сосредоточенны, женщины плакали, обнимали детей и мужей. Потом появились грузовики и люди в военной форме, пришел папа, тоже во всем военном, мама заплакала, а потом стала складывать вещи в рюкзак. Потом были проводы на вокзале, плач, крики, папа всех крепко обнял и вскочил в вагон. Фронт! А мама стала ждать писем с фронта, сначала они приходили часто, а потом долго не было, очень долго и тревожно.

Письмо пришло неожиданно, мамы не было дома, и добрый почтальон отдал письмо Валечке, которая с братиком играла возле лестницы.

— Знаешь что, давай играть в трамвай, — предложила Валечка братику. — Я буду кондуктором и буду всем раздавать билетики.

На билетики ушло письмо, Валечка отрывала маленькие кусочки и раздавала воображаемым пассажирам. Ветер разметал кусочки по двору, унес их прочь, унеслась прочь и весточка с фронта. Пришедшая мама от отчаянья ударила Валю, потом еще и еще…

— Мамочка, мамочка! — кричала и плакала Валя. Но та не слышала ничего, просто била и била…

— Что ты делаешь? Отпусти ребенка, — закричала подоспевшая Бабуся, вырвала Валю и увела в дом.

Мне кажется, что именно тогда и закончилось ее беззаботное детство, а ей было всего семь лет.

Город не бомбили, так как там добывали нефть, но немецкий самолет постоянно летал вдоль берега, где пролегала железная дорога и курсировал рабочий паровозик, прозванный кукушкой. Самолет летал очень низко и покачивал крыльями со свастикой. А еще сбрасывали парашютистов, и белые зонтики повисали над морем или горами.

Было очень тревожно, и мама стала собираться в эвакуацию. Собираться — это, конечно, громко сказано, брала она только самое необходимое, двое детей, много не унесешь. Ехали к бабушке в Пензенскую область, сначала до Ростова в хороших вагонах, а потом в теплушках, где раньше возили скот. Дырявый пол, наскоро сколоченные нары и женщины с детьми. На больших станциях можно было набрать воды, а маленького Вовочку солдаты угощали то хлебом, то сахарком. Самое страшное было, когда поезд бомбили. Внезапно налетал самолет, поезд издавал тревожный гудок, останавливался, и люди выпрыгивали из вагонов. Самолет с воем проносился над составом и стрелял, стрелял, пока не заканчивались патроны. Кругом была голая степь, мама хватала Валечку за руку, Вовочку на руки и бежала от поезда, но не далеко, так как после налета поезд быстро набирал ход, а отставать было нельзя. Потом они падали на землю, мама подминала детей под себя и молила Боженьку о спасении. Затем опять детей в охапку и снова в поезд до следующей бомбежки… Уцелели!

Что же ты наделала, война? Где та маленькая кудрявая, загорелая девчушка в белоснежном платьице, в легоньких белых туфельках, где море и солнечный Баку? Вырвала война ее из детства, заставила голодать, научила работать наравне со взрослыми, научила выживать, ждать, верить и любить. Но навсегда оставила где-то там в глубине крупицу страха, постоянного страха войны и голода…

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
Спорт, который в радость
Лечить песней
Все чаще произношу — Бог любит меня!
Инженер дает добро