Регионы
12.02.2022
Ростов-на-Дону

14 февраля — День освобождения Ростова-на-Дону

Каждый год 14 февраля в Ростове-на-Дону зажигаются вечные огни. На Змиёвской балке, Театральной площади и в сквере им. Фрунзе на мемориальном комплексе, посвященном бойцам и горожанам, погибшим в годы ВОВ, постоянно горит вечный огонь в память о подвиге советских солдат.

14 февраля — значимая дата для каждого ростовчанина. В этот день, ровно 79 лет назад, соединения 28-й армии под командованием генерала Василия Герасименко завершили семидневный штурм донской столицы и освободили город от фашистских захватчиков. В ночь с 13 на 14 февраля 1943 года Красная Армия прорвала оборону противника и вошла в город со стороны Батайска по замерзшему Дону.

До войны в городе было 274 промышленных предприятия, после ее окончания осталось только шесть, остальные были уничтожены. 43 тысячи жителей города были расстреляны, замучены гитлеровцами, 27 тысяч из них — в Змиевской балке. Более 50 тысяч ростовчан были угнаны в Германию. До войны в Ростове-на-Дону проживало более полумиллиона человек, после войны — 150 тысяч.

Гитлеровцы ожесточенно обороняли Ростов, не желая терять контроль над этим крупным, стратегически важным центром. Поэтому взятие города советскими войсками представляло собой сложную и стоившую многих человеческих жизней операцию. Первой вошла в «столицу Юга России», освобождая город от оккупантов, 159-я стрелковая бригада, которой командовал подполковник А. И. Булгаков, наступая с левого берега реки Дон в районе исторического центра Ростова. Вечером 7 февраля 1943 года стрелковый батальон 159-й отдельной стрелковой бригады получил от вышестоящего командования боевую задачу — скрытно пересечь по льду замерзшую реку Дон и захватить часть станции Ростов-на-Дону — важнейший узел железнодорожного сообщения на Северном Кавказе.

Операция была назначена на 01.30 ночи. Был сильный ветер, и красноармейцы придумали очень эффективный способ быстро пересечь замерзшую реку, использовав при этом погодную стихию. Солдаты окунали в прорубь обувь, которая покрывалась коркой льда. После этого, распахнув полы плащ-палаток, красноармейцы как на коньках, подгоняемые ветром, пересекали Дон. Разведывательное подразделение под командованием лейтенанта Николая Лупандина смогло бесшумно перебраться на другой берег и снять немецких часовых. После этого автоматчики быстро уничтожили две немецкие пулеметные точки на переходном мосту и диспетчерской. Советские солдаты смогли захватить участок в районе Привокзальной площади, включая переулки Доломановский и Братский. Но ночная тьма все равно не смогла скрыть переход Дона таким количеством солдат. Гитлеровцы заметили перемещения красноармейцев. Начали работать пулеметы. Уже в центре наших солдат встретил крупный отряд гитлеровцев из 200 автоматчиков и четырех танков. В бою были тяжело ранены командир 1-го батальона майор М. З. Дябло и командир 4-го батальона капитан П. З. Деревянченко, очень большие потери понес личный состав переходивших реку трех батальонов. Командование взял на себя оставшийся в живых командир одного из них — старший лейтенант Гукас Мадоян, именем которого сейчас названа одна из улиц западного района города.

Гукас Карапетович Мадоян

Под его началом собрались около 800 человек — уцелевшие бойцы трех батальонов. Решительной атакой Мадоян с бойцами выбили гитлеровцев из здания ростовского железнодорожного вокзала и закрепились на его территории. Прямо на станции красноармейцам удалось захватить семь эшелонов с боеприпасами, четыре гаубицы и несколько автомобилей. Началась героическая оборона ростовского вокзала, продолжавшаяся шесть дней. Красноармейцы под командованием Гукаса Мадояна отбили 43 атаки противника. Только за одни сутки 10 февраля гитлеровские подразделения предприняли двадцать атак на железнодорожный вокзал, но так и не смогли выбить из здания красноармейцев. И это при том, что со стороны гитлеровцев по вокзалу били артиллерийские орудия и танки. Отчаявшись сломить сопротивление красноармейцев танковым и артиллерийским обстрелом, гитлеровцы 11 февраля подожгли здания привокзальной площади с помощью авиабомб. Загорелся складированный на площади уголь.

В сложившейся ситуации Гукас Мадоян отдал приказ подчиненным — немедленно переместиться на другой участок обороны, к литейному цеху завода им. В. И. Ленина. Отряд преодолел площадь одним броском, после чего красноармейцы закрепились в литейном цеху «Лензавода», откуда продолжали обстреливать территорию привокзальной площади. Спустя два дня, вечером 13 февраля, бойцам Мадояна вновь удалось захватить здание железнодорожного вокзала Ростова-на-Дону и занять в нем позиции. На протяжении недели небольшому отряду Мадояна, лишенному поддержки основной части войск, удавалось держать под контролем здание вокзала, отражая десятки атак превосходящих сил противника. За время обороны вокзала бойцам Мадояна удалось уничтожить до 300 солдат и офицеров вермахта, 35 автомобилей и 10 мотоциклов противника, подбить один танк, а также захватить значительное количество оружия и боеприпасов в застрявших на станции вагонах. 89 паровозов и свыше 3 тысяч вагонов с различными грузами оказались в руках Красной Армии.

Около 02.00 ночи 14 февраля 1943 г. в Ростов-на-Дону ворвались соединения войск Южного фронта. Им удалось подавить сопротивление гитлеровцев.

Перед началом штурма Ростова-на-Дону Военный совет 28-й армии, которой командовал Герасименко, распространил следующее обращение: «Мы ни на минуту не должны забывать, что немецкие палачи терзают в Ростове наших братьев и сестер особенно за то, что год назад они активно помогали Красной Армии выбить фашистов из города. Наш неотложный святой долг вырвать их из лап гитлеровской своры… Мы возьмем Ростов!».

И немцы действительно терзали ростовчан. Почти каждый десятый житель города, вне зависимости от пола, возраста, национальной и социальной принадлежности, был убит. Свыше 27 тысяч ростовчан были убиты гитлеровцами в Змиевской балке, еще 1,5 тысяч человек были казнены палачами во дворе и в камерах знаменитой «Богатяновской тюрьмы», что на Кировском проспекте — уходя из города, гитлеровцы предпочли уничтожить заключенных. На улице Волоколамской были убиты тысячи безоружных военнопленных.

Ростовская Змиёвская балка стала вторым по численности местом массового уничтожения еврейского населения на территории СССР. Общее руководство уничтожением евреев, военнопленных и других лиц осуществляло руководство айнзатцгруппы D, которой командовал Вальтер Биркамп. Непосредственным организатором расстрелов стал начальник зондеркоманды СС 10-a оберштурмбанфюрер Курт Кристман.

5-6 августа 1942 года советские военнопленные вырыли в Змиёвской балке большие ямы и рвы, после чего были там же расстреляны. 9 августа был издан приказ о поголовной регистрации евреев с 14 лет и о ношении ими специальных опознавательных знаков. Регистрацию тогда прошли около двух тысяч человек.

9 августа опубликовали «Воззвание», которое обязывало все еврейское население города прийти 11 августа к 8 часам утра в один из шести сборных пунктов для «переселения» в особый район. Делалось это, дескать, с целью защиты евреев от насилия со стороны нееврейского населения, якобы имевшего место в предшествующие дни.

Документ предписывал явиться с ключами от квартир, ценностями и наличными деньгами. Евреи прекрасно понимали, что им некуда деваться. Многих из тех, кто пытался уклониться и спрятаться, выдали соседи. Сбежавших ловили и просто уничтожали.

Утром 11 августа толпы евреев пошли на сборные пункты. Среди них были в основном женщины, дети и старики, так как мужчины ушли на фронт. Одних сажали в открытые машины, других под конвоем сопровождали на окраину города, в направлении 2-го Змиёвского поселка.

Мемориал Змеевская балка

Из книги ростовского писателя Владислава Смирнова «Ростов под тенью свастики»: «У Змиевской балки немцы положили наших пленных шеренгой на землю и пустили по их головам танк». Взрослых евреев частью расстреливали, частью уничтожали в душегубках, в каждой из которых размещалось по 50 человек. Непосредственно расстрелом мирных граждан занимались даже не немцы, а полицаи из числа местного населения. Маленьких детей убивали, смазывая им губы ядом. Естественно, что проследить за уничтожением такого количества людей было непросто, поэтому многих несчастных закопали заживо. Жильцы расположенных по соседству домов поселка 2-я Змиевка рассказывали, что еще дня два слышали из балки стоны закопанных заживо тяжело раненых людей.

В этот страшный день были убиты около 15 тысяч евреев. Расстрелы продолжались даже ночью и в последующие дни. Вместе с евреями в Змиёвке также погибли представители других национальностей — в основном члены еврейских семей. Впоследствии там также расстреливали подпольщиков, военнопленных и других советских граждан.

Сейчас на месте страшного расстрела стоит мемориальный комплекс и горит вечный огонь, всматриваясь в пламя которого, мы вспоминаем наших земляков.

Добавить в закладки
Поделиться
Читайте также
В Ростове открылась выставка
«Неизвестная Блокада. Путь к Победе»